Все

Рефераты

Роль отца в жизни ребенка

Заключение Дипломной Работы Образец , Как Пишется Курсовая , Диплом По Психологии , Констатирующий Эксперимент В Дипломе , Как Пишется Курсовая Работа , Расторжение Брака Диссертация , Физическое Воспитание Реферат , Контрольный Журнал

Введение

семья отец личность ребенок

На сегодняшний день исследований, посвящённых семье и влиянию семейного воспитания на развитие личности ребенка, достаточно много. В большинстве работ основное место уделяют психологии родительско-детских отношений вообще, а также психологии материнства. Во многих работах лишь ставится вопрос об изучении психологии отцовства, роли отца в семье, его влиянии на формирование личности ребёнка, значение отцовства для самого мужчины.

Политика современного Казахстана носит ярко выраженную социальную направленность, об этом убедительно сказано президентом Республики Казахстан Н.А. Назарбаевым в послании народу, «благосостояние… в котором среди прочих социальных приоритетов на первый план выделяются проблемы семьи, как главного социального института формирования здорового развития нового поколения». В связи с этим рельефно обозначилась проблема отцовства, поскольку в последнее время демографы отмечают кризис семьи, рост безотцовщины, а также уменьшения общего вклада отца в воспитание детей.

Участие отца в воспитании ребенка необходимо для нормального формирования личности. В настоящее время существует целый ряд социальных проблем связанных именно с отстранением мужчин от воспитания молодого поколения. В то же время, современный кризис отцовства во многом обусловлен противоречивыми и стереотипными представлениями о роли отца, смешением отцовских и материнских ролей, выполнением, в силу различных обстоятельств, женщиной отцовских функций.

Тем не менее, большинство исследователей считают, что участие отца в воспитании ребенка невозможно переоценить. Для гармоничного развития детей было бы желательно, чтобы больше отцов прилагало усилия к тому, чтобы быть ближе к своему ребенку, совместно переживать и узнавать вместе с ним мир, начиная с младенчества. [8; с 12]. Также необходимо отметить, что мощное влияние отца на социальное, эмоциональное и познавательное развитие детей, и что роль отца в развитии потомства столь же велика, а в некоторых аспектах и более значима, чем роль матери. Некоторые исследования заключают, что отцовско-детские отношения это единственный существенный фактор определенных результатов развития ребёнка. В целом, роль отца в воспитании, кажется, столь же значима, как и роль матери для психологического благополучия и здоровья ребенка. Первым научным направлением, поставившим отношения родителей и детей в центр развития личности ребенка, был, как известно, классический психоанализ. Согласно Зигмунду Фрейду, детско-родительские отношения изначально амбивалентны, окрашены противоречивыми чувствами, причем мать и отец выступают для ребенка в совершенно разных ролях, и сам ребенок матерью и отцом воспринимается совершенно по-разному. Эрих Фромм приходит к выводу о существовании двух типов родительской любви к детям - любви материнской и отцовской.

С этим подходом отчасти перекликается концепция стилей семейного воспитания Альфреда Адлера. В разных работах под разными названиями фактически выделяются три основных стиля семейного воспитания, которые можно определить как авторитарный, либерально - попустительский и демократичный. С известными оговорками, отцовский тип родительской любви можно соотнести с авторитарным типом воспитания - ребенок хорош, если он «хорошо себя ведет». Материнский тип любви условно можно связать с либерально-попустительским стилем - как бы ребенок себя ни вел, он все равно хорош. И здесь понятно, что идеалом выступает «золотая середина» - демократичный стиль, чуждый полярных крайностей.

Понятие отцовства - культурно-исторический феномен, который имеет значение для последующего поведения тех, кто разделяет взгляды и предположения, определяющие это понятие. Сформулировать понятие отцовства, невозможно без понятия материнства. Необходимо также учитывать, что обе конструкции находятся под влиянием культурных концепций мужественности и женственности.

Концепция отцовства изменялась в течение последних 300 лет истории. Согласно американским исследованиям, идеальным образом колониального европейского и американского отца в 1600-ых и 1700-ых являлся образ строгого патриарха. С 1830 до 1900 идеальным образом отца был образ кормильца. С 1900 до 1970 идеальный отец - это приветливый папа, приятель и образец для полового подражания. Начиная с 1970-ых и по сегодняшний день, идеальным образом отца считается сородитель, одинаково разделяющий с его партнером заботу о детях.

Принятая за основу идеология мужчины как кормильца, использовалась многими исследователями в течение 20-го столетия, чтобы объяснить очевидную ограниченную вовлечённость мужчин в детское воспитание. Многие ученые до 1960-ых и 1970-ых предполагали, что отцы были относительно незначительны для здорового развития их детей. Таким образом, широко принятая культурная схема отцовства до 1970-ых (и все еще актуальная и сегодня) имеет две составляющих. С одной стороны утверждается, что отцы часто некомпетентны и, возможно, даже биологически не приспособлены к воспитанию детей, во втором случае, утверждается, что влияние отцов на детское развитие относительно незначительно или, по крайней мере, периферийно или косвенно. Наиболее известный результат влияния этих представлений на протяжении большей части 20-ого столетия привел к минимизации присутствия отцов в научных исследованиях.

Признание того, что отцы не должны исключаться из исследований по детскому развитию, началось в 1960-ых и 1970-ые и продолжается до сих пор благодаря трём факторам. Первый фактор - увеличение числа исследований, подтверждающих важность отцовства. Второй фактор - возникновение феминизма, что привело к переоценке культурных представлений о женской идентичности, и повлекло за собой и переоценку значения мужественности. Это в свою очередь перенесло фокус исследований на роль отца, отцовской заботы и влияние отцовской любви. Третьим фактором можно считать появление в 1990-ых прикладного программного обеспечения, доступного широкому кругу исследователей, благодаря которому были проведены и опубликованы научные работы, доказывающие, что отцовско-детские отношения являются существенным фактором определенных результатов детского развития.

Культура общества и его традиции неразрывно связаны с религиозной культурой. Религия придаёт огромное значение семье и отцовству, распространяя эти понятия далеко за пределы «ячейки общества». Например, с точки зрения христианства все мы «братья и сестры» и дети одного «святого отца». Патриархальное понятие отцовства гораздо шире биологического и имеет свои чёткие каноны, которые являются частью традиционных представлений о семье и роли отца и матери в ней.

Слабость и неадекватность «современных отцов» - один из самых распространённых стереотипов общественного сознания второй половины ХХ века во многих странах. Наше общество в этом отношении мало отличается от западного, хотя причины вытеснения отца из семьи у нас иные, чем, скажем, у Европы и Запада. Представления же о положении и функциях отца в нашей литературе сегодня мало чем отличаются от существующих в Европе и Западе, где социологи и психологи констатируют рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье, бедность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими, педагогическую некомпетентность и неумение отцов осуществлять уход за маленькими детьми.

Происходит быстрое, неуклонное и чреватое опасными последствиями ослабление отцовского начала. Общество в целом всё более становится «безотцовым». Это означает, что с падением авторитета отца для современных молодых людей рушатся и все другие социальные авторитеты. В обществе утверждается «материнский» принцип гуманизма, в соответствии с которым все люди по-своему хороши. Отсюда характерные для современной Европы и Запада тяга к анархии, к утрате устоев общества, к распаду рациональной культуры и высокого искусства.

Если оглянуться на историю нашего Отечества, то мы увидим, что доминирующее положение отца в патриархальной семье создавало надёжный механизм передачи религиозности, глубокого патриотизма и верности нравственным устоям. Разрушение этого механизма привело, в частности, к тому, что роль мужчины во многих семьях сведена если не к нулю, то к минимуму. С одной стороны, отец утратил прежний авторитет и уважение, с другой, лишившись патриархальной высоты и недоступности, он не стал ближе к детям.

Также необходимо отметить и то, что современная юридическая практика не ориентирована на формирование чувства ответственности у отцов, поскольку в случае расторжения брака дети остаются с матерью и только в редких случаях с отцами. Кроме того, нормой стало уклонение отцов от уплаты алиментов и, хотя закон есть, на практике он, к сожалению, плохо работает.

В настоящее время существует большое количество исследований роли матери, влияния материнства на развитие личности женщины. Эти исследования имеют самый широкий спектр направленности: от исследования беременности, до исследования влияния принятия матерью ребенка и влияния ее эмоционального отношения на развитие ребенка. Особенности отцовства, эмоционально-мотивационные и ценностно-смысловые аспекты роли отца мало изучены, хотя данные вопросы являются актуальными и значимыми при составлении коррекционных программ развития детей, программ психологического сопровождения семьи и, в частности, беременности, и при разрешении различных конфликтных семейных ситуаций.

На наш взгляд именно изучение отношения отца к ребенку и влияния отцовства на развитие личности мужчины позволит уточнить многие возможно менее очевидные, поэтому малоизученные, но теоретически уже обозначенные 3. Фрейдом, К.Г. Юнгом, Ш. Бартом, С. Матейчиком аспекты влияния отцовства на развитие личности, и, таким образом, внести дополнения в решение некоторых проблем детской и семейной психологии, психологии развития и психологии личности [1; с 15]. Это составляет новизну нашей работы.

В связи с этим возникает необходимость проведения теоретического анализа и организации специальных исследований, направленных на изучение данного феномена и его влияния на развитие личности. Этой потребностью и объясняется актуальность и практическая значимость исследуемой нами проблемы.

Целью исследования нашей дипломной работы является выявление влияния отцовства на гармоничное развитие личности ребенка.

Объектом исследования выступают подростки.

Предметом исследования является отцовство и его влияние на развитие личности подростка.

Гипотезой исследования стало предположение о том, что отцовство является важнейшим фактором гармоничного развития личности ребенка.

Исходя из цели, объекта и предмета исследования дипломной работы, а также из сформулированной гипотезы, нами были поставлены следующие задачи:

1. сделать обзор и теоретически проанализировать психологическую литературу по проблеме исследования;

. изучить психологические факторы, влияющие на развитие личности ребенка;

. исследовать, как происходит развитие личности в семье без отца и в полной семье;

. сделать выводы по экспериментальному исследованию.

Теоретическую основу исследования составили теория развития личности (Б.Г. Ананьев, А. Маслоу, В.А. Петровский, К.К. Платонов, К. Роджерс), теоретические положения о развитии личности в зависимости от влияния среды, обучения и воспитания (В.А. Адольф, П.П. Блонский, Р.П. Жданов, Л.В. Занков, В.В. Игнатова, Г.Ц. Молонов, СИ. Осипова, И.П. Подласый, К.К. Платонов, А.Н. Фалалеев, Г.И. Чижакова, М.И. Шилова). Основной эмпирический материал получен в результате психолого-педагогического исследования, проведенного с октября 2012 по март 2013 на базе Бужулутской основной школы, Акмолинской области, Есильского района, с использованием методов тестирования, констатирующего эксперимента и математической обработкой данных в форме статистического анализа. Достоверность и надежность полученных результатов подтверждается теоретической обоснованностью, рассматриваемой в данном исследовании проблемы; адекватностью методов исследования его цели и задачам; использованием взаимодополняющих методик, позволяющих получить ряд независимых психологических показателей; репрезентативностью выборки испытуемых и статистической значимостью различий между изучаемыми параметрами.


1. Теоретическая основа влияния отцовства на психологическое развитие личности ребенка


1.1 Психология отцовско-детских отношений в историко-культурной перспективе


На сегодняшний день исследований, посвящённых семье и влиянию семейного воспитания на развитие личности ребенка, достаточно много. В большинстве работ основное место уделяют психологии родительско-детских отношений вообще, а также психологии материнства. Во многих работах лишь ставится вопрос об изучении психологии отцовства, роли отца в семье, его влиянии на формирование личности ребёнка, значение отцовства для самого мужчины. Однако исследований, посвящённых данной тематике очень мало.

Работы по данной тематике, появившиеся в последние годы, доказывают мощное влияние отца на социальное, эмоциональное и познавательное развитие детей, что роль отца в развитии потомства столь же велика, а в некоторых аспектах и более значима, чем роль матери. Некоторые исследования заключают, что отцовско-детские отношения - единственный существенный фактор определенных результатов развития ребёнка. В целом, роль отца в воспитании, кажется, столь же значима как и роль матери для психологического благополучия и здоровья ребенка.

Первым научным направлением, поставившим отношения родителей и детей в центр развития личности ребенка, был, как известно, классический психоанализ. Согласно Зигмунду Фрейду, детско-родительские отношения изначально амбивалентны, окрашены противоречивыми чувствами, причем мать и отец выступают для ребенка в совершенно разных ролях, и сам ребенок матерью и отцом воспринимается совершенно по-разному. Эрих Фромм приходит к выводу о существовании двух типов родительской любви к детям - любви материнской и отцовской. С этим подходом отчасти перекликается концепция стилей семейного воспитания Альфреда Адлера. В разных работах под разными названиями фактически выделяются три основных стиля семейного воспитания, которые можно определить как авторитарный, либерально - попустительский и демократичный. С известными оговорками, отцовский тип родительской любви можно соотнести с авторитарным типом воспитания - ребенок хорош, если он «хорошо себя ведет». Материнский тип любви условно можно связать с либерально-попустительским стилем - как бы ребенок себя ни вел, он все равно хорош. И здесь понятно, что идеалом выступает «золотая середина» - демократичный стиль, чуждый полярных крайностей.

Понятие отцовства - культурно-исторический феномен, который имеет значение для последующего поведения тех, кто разделяет взгляды и предположения, определяющие это понятие. Сформулировать понятие отцовства, невозможно без понятия материнства. Необходимо также учитывать, что обе конструкции находятся под влиянием культурных концепций мужественности и женственности. Концепция отцовства изменялась в течение последних 300 лет истории. Согласно американским исследованиям, идеальным образом колониального европейского и американского отца в 1600-ых и 1700-ых являлся образ строгого патриарха. С 1830 до 1900 идеальным образом отца был образ кормильца. С 1900 до 1970 идеальный отец - это приветливый папа, приятель и образец для полового подражания. Начиная с 1970-ых и по сегодняшний день, идеальным образом отца считается сородитель, одинаково разделяющий с его партнером заботу о детях.

Принятая за основу идеология мужчины как кормильца, использовалась многими исследователями в течение 20-го столетия, чтобы объяснить очевидную ограниченную вовлечённость мужчин в детское воспитание. Многие ученые до 1960-ых и 1970-ых предполагали, что отцы были относительно незначительны для здорового развития их детей. Таким образом, широко принятая культурная схема отцовства до 1970-ых (и все еще актуальная и сегодня) имеет две составляющих. С одной стороны утверждается, что отцы часто некомпетентны и, возможно, даже биологически не приспособлены к воспитанию детей, во втором случае, утверждается, что влияние отцов на детское развитие относительно незначительно или, по крайней мере, периферийно или косвенно. Наиболее известный результат влияния этих представлений на протяжении большей части 20-ого столетия привел к минимизации присутствия отцов в научных исследованиях.

Признание того, что отцы не должны исключаться из исследований по детскому развитию, началось в 1960-ых и 1970-ые и продолжается до сих пор благодаря трём факторам. Первый фактор - увеличение числа исследований, подтверждающих важность отцовства. Второй фактор - возникновение феминизма, что привело к переоценке культурных представлений о женской идентичности, и повлекло за собой и переоценку значения мужественности.

Это в свою очередь перенесло фокус исследований на роль отца, отцовской заботы и влияние отцовской любви. Третьим фактором можно считать появление в 1990-ых прикладного программного обеспечения, доступного широкому кругу исследователей, благодаря которому были проведены и опубликованы научные работы, доказывающие, что отцовско-детские отношения являются существенным фактором определенных результатов детского развития.

Культура общества и его традиции неразрывно связаны с религиозной культурой. Религия придаёт огромное значение семье и отцовству, распространяя эти понятия далеко за пределы «ячейки общества». Например, с точки зрения христианства все мы «братья и сестры» и дети одного «святого отца». Патриархальное понятие отцовства гораздо шире биологического и имеет свои чёткие каноны, которые являются частью традиционных представлений о семье и роли отца и матери в ней.

Слабость и неадекватность «современных отцов» - один из самых распространённых стереотипов общественного сознания второй половины ХХ века во многих странах. Наше общество в этом отношении мало отличается от западного, хотя причины вытеснения отца из семьи у нас иные, чем, скажем, у Европы и Запада. Представления же о положении и функциях отца в нашей литературе сегодня мало чем отличаются от существующих в Европе и Западе, где социологи и психологи констатируют рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье, бедность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими, педагогическую некомпетентность и неумение отцов осуществлять уход за маленькими детьми.

Происходит быстрое, неуклонное и чреватое опасными последствиями ослабление отцовского начала. Общество в целом всё более становится «безотцовым». Это означает, что с падением авторитета отца для современных молодых людей рушатся и все другие социальные авторитеты. В обществе утверждается «материнский» принцип гуманизма, в соответствии с которым все люди по-своему хороши. Отсюда характерные для современной Европы и Запада тяга к анархии, к утрате устоев общества, к распаду рациональной культуры и высокого искусства.

Если оглянуться на историю нашего Отечества, то мы увидим, что доминирующее положение отца в патриархальной семье создавало надёжный механизм передачи религиозности, глубокого патриотизма и верности нравственным устоям. Разрушение этого механизма привело, в частности, к тому, что роль мужчины во многих семьях сведена если не к нулю, то к минимуму. С одной стороны, отец утратил прежний авторитет и уважение, с другой, лишившись патриархальной высоты и недоступности, он не стал ближе к детям.

Исследования ряда ученых, типов отцовско-детского взаимодействия показало, что почти половина отцов не видят своей особенной роли в воспитании ребёнка в семье, а в своём отцовском отношении занимают позицию солидаризации с матерью.

Концепт отца в наши дни, по мнению многих учёных, находится на полпути своего развития, между типом отношений, которые когда-то существовали между ними и их собственными отцами (слабое общение) и современными представлениями об отце, чье присутствие в семье более ощутимо. Новый отец сопровождает и направляет своего ребенка в его развитии, тогда как традиционный отец скорее воплощал конституционные основы и правопорядок.

Если традиционные модели по-прежнему существуют и пользуются уважением, то сегодня социальное устройство общества далеко от патриархального крестьянского и религиозного образа жизни, синонима отцовской власти и мужского владычества, которые уделяли наибольшее внимание продолжению рода, способствовавшему воспроизведению иерархизированного общества.

Социум также выходит из системы промышленного патриархата, построенного, с одной стороны, на авторитете главы семьи, символизирующего разум и порядок, а с другой, на вторичной роли женщины, лишенной социальных и гражданских прав. В настоящее время происходит сочетание традиционной модели с новым видением отцовства, которое основано на уважении другой личности и обращено к отцовскому сознанию мужчины.

Хотя исследования отцовства проводятся сегодня во всё возрастающем спектре, как теоретических, так и прикладных проблем, единой точки зрения на данный феномен не существует. Отцовство исследуется как социальная роль, статус, в рамках исследования представлений и стереотипов, в рамках гендерной психологии, в рамках психологии личности, как фактор, влияющий на изменения личности, личностных характеристик, а также в рамках детской психологии исследуется влияние отца на развитие личности ребенка. Феномен отцовства рассматривается как этап социализации мужчины в социально - культурологическом аспекте. Совершенно очевидно, что одной из важнейших характеристик отцовства является его социальная детерминированность. Социум не только предъявляет определенные требования к возрастному, экономическому, профессиональному социальному статусу отца, но и регламентирует поведение человека, обладающего определенным статусом через систему социальных ролей, из которых роль отца одна из самых мало регламентированных. Социальные предписания по ее выполнению зачастую противоречивы. Но, тем не менее, большинство авторов считают, что участие отца в воспитании ребенка невозможно переоценить, оно необходимо для формирования полноценной гармоничной личности, при условии четкого различения родительских ролей, оказывает положительное влияние на развитие детей, однако, отец должен выполнять свою функцию, а не выступать в роли заместителя матери. В обществе существует тенденция изменений в этом направлении, и определять отцовство по аналогии с материнством, не представляется возможным.

Отец и мать вносят свой уникальный вклад в семейное воспитание и, по нашему мнению, качественное исследование феномена отцовства позволит обозначить ранее не учитываемые аспекты формирования личности ребёнка в семье, определить значимость отцовства для личности мужчины, открыть новые перспективы исследования семьи и семейных отношений.


1.2 Основные подходы к изучению отцовства


Традиционно феномен родительства изучается психологами в зависимости от теоретического подхода к данной проблеме. Существует два подхода к изучению родительства, в зависимости от того, кто считается отправной точкой изучения - ребенок или родитель: первый, наиболее распространенный, рассматривает родительство применительно к развитию ребенка [2, с. 26]. Во втором подходе рассматривается выполнение родительской роли через призму личности родителя, здесь исследуются самореализация личности в родительстве, вводятся понятия «социальная роль», «статус», «социальные нормы», «стереотипы» и «требования», исследуется феномен так называемого родительского «инстинкта» (материнского и отцовского), чувства, «образы Я», «Я-концепция» и другие личностные характеристики, так или иначе связанные и изменяющиеся с родительством [3, с. 22].

Исследования в рамках первого направления говорят о значительном влиянии отца на развитие ребенка. Рождение ребенка является вехой в развитии семьи и представляет собой стрессовую ситуацию для этой семьи. Важнейшим фактором нормального пренатального развития ребенка является благоприятная обстановка в семье, эмоциональный комфорт беременной женщины, и здесь, как показали исследования Л.Л. Баз, Т.А. Баландина, Г.В. Скобло [4.с. 13], важнейшим фактором оказалась эмоциональная поддержка мужа, благодаря которой жене удавалось с наименьшими психологическими потерями преодолевать трудности этого периода. Отсутствие такой поддержки является провоцирующим моментом для возникновения у нее депрессивно-тревожных расстройств, являющихся, как правило, предшественниками послеродовой депрессии, отрицательное влияние которой на психическое развитие ребенка общепризнанно [5, с. 56]. Таким образом, еще до рождения ребенка отец оказывает влияние на его развитие через обеспечение благоприятных условий течения беременности.

Позднее отец помогает развитию ребенка через игры. Игры матери и отца имеют различные функции. Игры с отцом, в отличие от игр с матерью, которая ухаживает за ребенком и дает ему чувство безопасности и тепла, помогают развитию моторики ребенка, освоению окружающего пространства, собственного тела, что является важным условием интеллектуального развития ребенка [6, с. 42].

По мнению В. Фтенакиса, взаимодействие с отцом положительно влияет на когнитивное развитие детей. Однако его исследования показали, что данное положение справедливо только для мальчиков. Была выявлена прямая корреляция между вовлеченностью отца в воспитание и когнитивными достижениями их сыновей. Фтенакис объясняет это тем, что отец дает пример практического и действенного решения различных проблемных ситуаций, причем вовлеченность в жизнь ребенка предполагает еще и эмоциональное участие, и именно потому, что отец в этом случае дает пример мужского подхода к решению проблем, его влияние не так заметно на девочках [7, с. 24].

Кроме того, Э. Хоффман [8, с. 65] полагает, что отец играет важнейшую роль в усвоении детьми моральных норм. Родители через слова и поведение, так или иначе, выражают свое отношение к определенным событиям или поступкам людей, предоставляя, таким образом, модели поведения и их моральную оценку. Кроме того, родители, особенно отец, дисциплинируют детей, ставя определенные рамки поведения, одобряя одни поступки и наказывая за другие, это важно, ведь именно родители удовлетворяют потребности ребенка, так как он взаимодействует с окружающей средой сначала только через родителей, которые в этом случае являются проводниками общественных ценностей.

Главными факторами, влияющими на усвоение моральных норм, являются: 1) страх потери любви родителей, 2) идентификация с родителем, о которой говорил З. Фрейд, 3) развитие эмпатии и чувства вины, первоначально через оценку родителей, а затем через объяснение последствий действий ребенка. По мнению Э. Хоффмана, именно идентификация является наиболее важным фактором усвоения моральных норм и социальных ролей, и отец в этом случае особенно необходим мальчику.

Любовь отца, по мнению Э. Хоффмана, условна, что является важнейшим фактором морального развития ребенка. К похожему выводу пришла О.Б. Чиркова, которая в своем исследовании обнаружила, что отец играет важную роль в формировании у ребенка ответственности. Происходит это потому, что отцы придают большее значение самостоятельности, предоставляя детям отвечать за свои действия, и с большим уважением, чем матери, относятся к проявлению детьми независимости. О том, что взаимоотношения с отцом влияют на формирование полоролевой идентичности, говорил З. Фрейд; по мнению Ш. Барта, важнейшими детерминантами полоролевой идентификации для мальчика являются:

) доминантность отца как влияние в семье, с одной стороны, а с другой - именно доминирование отца может привести к развитию пассивности ребенка;

) забота отца, если отличительной чертой отношений отца и сына является забота и теплота, желание быть таким же «мужественным», как отец, значительно усиливает позитивное восприятие, усвоение мужского поведения и формирование адекватной полоролевой идентичности.

Взаимоотношения девочки с отцом оказывают влияние на ее дальнейшие гетеросексуальные контакты, являясь прототипом этих взаимоотношений. Теплые и приносящие удовлетворение отношения дочери с отцом помогают ей гордиться своей женственностью, способствуют принятию себя в качестве женщины и более легкой гетеросексуальной адаптации, кроме того, отец может влиять и на жизненные приоритеты дочери - семейная жизнь или ориентация на карьеру.

Доказано также и влияние отца на развитие различных личностных характеристик ребенка. В 26-летнем лонгитюде, который проводился в США и в котором приняло участие 379 человек, ученые выяснили, что единственный фактор, определяющий развитие эмпатии в детстве, - отцовское участие. У отцов, занимавшихся с детьми не меньше двух раз в неделю, дети становились наиболее чуткими взрослыми [11, с. 44].

Отечественные исследования Е.П. Ильина подтверждают, что дети, которые близки с отцом, обладают значительно более высокой самооценкой и стабильностью «образа Я», в сравнении с теми, кто описывает свои отношения с отцом как отчужденные. Дети, отцы которых принимают активное участие в их воспитании, вырастают более отзывчивыми в социальном плане. Исследования привязанности родителей и младенцев показали, что отцы, проводившие с детьми много времени и позитивно настроенные по отношению к ним, имели младенцев, более прочно привязанных к родителям. Изучение годовалых детей показало, что дети «вовлеченных» отцов, оставаясь с незнакомцем, плакали и страдали меньше, чем дети «менее вовлеченных» отцов. Помимо этого, взаимодействие отцов с детьми способно улучшить физическое самочувствие малышей, их восприятие, отношение с окружающими уже с очень раннего возраста [12, с. 61].

Исследования детей, растущих без отца [13, с. 31], показали, что такие дети менее успешны в решении конфликтных ситуаций, в решении когнитивных задач, мальчики имеют определенные сложности с половой идентификацией, вызванные сложностью разграничения гендерных ролей.

Изучение репрезентативной выборки взрослых из крупных городов США показало, что люди, выросшие в полных семьях, чаще получают высшее образование, они более независимы и ведут более здоровый образ жизни [14, с. 124].

Данные П. Геллана [15, с. 2] подтверждают, что проблема безотцовщины все возрастает, и среди молодого поколения эта проблема стоит острее, чем раньше. Безотцовщина больше всего связана с рождением детей вне брака и с разводами. Эти причины ведут к физическому отсутствию отца в семье. До 39% детей младше 18 лет живут отдельно от своих отцов. Влияние разведенных отцов на своих детей невелико. Исследование 1991 года показало, что половина детей после развода родителей за последний год ни разу не встречались со своими отцами, каждый пятый не виделся с отцом уже пять лет [16, с. 47]. Ф. Фестенберг обнаружил, что более половины детей, чьи родители развелись, никогда не бывали в доме отца. Отцы могут отсутствовать также, если находятся в местах лишения свободы. Бывает и так, что отцы живут с семьей, но эмоционально и физически отсутствуют. В полной семье 25% детей напрямую взаимодействуют со своими отцами хотя бы час в день. Остальные проводят со своими отцами менее 30 минут в день. Почти 20% старшеклассников не разговаривают со своими родителями больше 10 минут подряд уже в течение месяца. Это не может не сказаться на их развитии.

Таким образом, участие отца в воспитании ребенка необходимо для формирования полноценной гармоничной личности, и, возможно, целый ряд социальных проблем современного общества связан именно с отстранением мужчин от воспитания молодого поколения.

В этом смысле весьма перспективным представляется рассмотрение семьи как системы [17, с. 14], в которой каждый элемент взаимосвязан со всеми другими и нормальное функционирование которой невозможно без какого-либо ее элемента. Все члены семьи находятся во взаимосвязи друг с другом и взаимовлияют друг на друга. Таким образом, не только отец и мать влияют на детей или отношения супружеской пары оказывают влияние на развитие детей, но и отношения в диаде «родитель - ребенок» влияют на стабильность семьи и самочувствие каждого из ее членов. При этом отношения отца и ребенка не изолированная сфера, эти отношения важны и для функционирования всей системы. В подтверждение данного положения Г. Амендт приводит результаты исследования, в котором было выяснено, что дети, воспитывающиеся в неполных семьях, «достраивают» семью в своих фантазиях об отце.

Авторы, придерживающиеся второго направления изучения родительства [20, с. 68], считают, что именно рождение ребенка и взаимоотношения с ним дают мужчине шанс социализироваться самому, шанс саморазвития. В древних культурах мужчина до рождения своего первого ребенка считался отроком [21, с. 43].

Отцовство как совокупность социальных и индивидуальных характеристик личности, включающих все уровни жизнедеятельности человека, связано и с объективными характеристиками личности, такими как: потребности, влечения, желания, установки, и с субъективными характеристиками личности - ценностными ориентациями, мировоззрением, а также с «образом Я» (реальным, идеальным, социальным), «Я-концепцией» личности и самооценкой.

Для мужчины - это проблема личностного развития, проблема принятия своих чувств и их самоконтроля. Осознание себя отцом приводит к осознанию необходимости жить правильно везде. Подрастающий ребенок становится продолжением мужчины, удовлетворяет потребность в ученике, в собственной значимости. Феномен отцовства тесно связан с такими понятиями, как социальная роль отца, различающаяся в зависимости от общественной системы, социальной, экономической и политической сфер общества, статуса мужчины в данном социуме; а также с такими личностными образованиями, как эмоциональная, мотивационная и ценностно-смысловая сферы, самооценка, самосознание, «Я-концепция», удовлетворенность жизнью и стиль жизни.

И многое зависит от того, насколько данная роль принята мужчиной. Речь идет даже не столько об операциональном аспекте реализации роли, сколько о личностном принятии, интернализации роли отца конкретным мужчиной.

Например, считается, что мужчины испытывают дискомфорт при прикосновении к младенцам, существует даже миф о брезгливости мужчин к маленьким детям [22, с. 11], однако, по мнению И.С. Кона, причинами этого могут быть вовсе не очевидные факторы. Женщины очень часто отстраняют отцов от заботы о ребенке или воспринимают отца как заместителя матери, хотя, по сути, они выполняют различные функции. Мужчины, кроме того, стесняются проявлять нежные чувства по отношению к ребенку, стесняются жен и своей «неуклюжести» в общении с младенцем. Материнская функция признается обществом почти священной и довольно хорошо регламентирована. Проявление материнских чувств является нормой. Мужчины же скупы на проявление эмоций вообще, в том числе и чувств к ребенку [23, с. 75].

Гораздо большая проблема состоит в том, что ребенок вызывает эмоциональный отклик у отца далеко не всегда. Мужчине гораздо сложнее, чем женщине, воспринимать ребенка как продолжение себя. Женщина подготовляется к общению с ребенком задолго до его рождения и в процессе родов. В период беременности у женщины появляется новый сенсорный опыт, начинается процесс духовного принятия ребенка.

Мужчина отлучен от этого общения, поэтому формирование чувства отцовства, эмоциональный отклик, восприятие ребенка затруднено [24, с. 51]. Женщина в период беременности изменяется, она может прибегать к защитной «регрессии», в терминологии психоанализа, предполагающей детские эмоциональные реакции в столкновении со взрослыми проблемами, в то время как будущие отцы склонны рационализировать и схематизировать угрожающие переживания. Такая разница связана с традиционными представлениями о мужественности, которые внушаются мальчикам, не приветствуя фиксацию на чувствах и переживаниях, и содержат установки на хладнокровное избавление от них (подавление, вытеснение). Это приводит к тому, что мужчины подавляют проявления чувств, в том числе и чувств к ребенку.

Важнейший фактор отношения к ребенку - отношения с собственным отцом, перенятие паттернов его поведения, стереотипа мужественности, что также не всегда способствует проявлению чувств мужчинами. В исследовании П. Поповой были выделены некоторые аспекты принятия мужчиной роли отца. Только в обстановке уважения и привязанности к его отцу со стороны его матери, считает П. Попова, мужчина может проявить себя как отец и воспитатель. На принятие роли отца мужчиной влияют также особенности родительской семьи мужчины и его отношений с отцом. Немаловажным фактором является возраст мужчины (не слишком рано, когда существует опасность легкомысленного отношения к отцовству, и не слишком поздно, когда ответственность за судьбу детей может испугать), то есть личностная зрелость; участие отца в общении с ребенком до рождения и в период младенчества; участие отца в родах, так как беременность жены - это первая проба реальной готовности мужчины к появлению ребенка, который на долгие годы становится главной точкой отсчета семьи и требует внимания, сил и энергии.

В значительной степени это означает ограничение желаний, перестройку планов, погруженность в многочисленные бытовые дела. Как таковая, способность мужчины вынести потерю внимания к себе и, одновременно, дарить его другим, не получая при этом немедленного удовлетворения, определяет насколько он может быть хорошим отцом. Поворотным моментом в формировании чувства отцовства, а также в возникновении возможных проблем является середина беременности, примерно четвертый месяц, когда у женщины появляется живот, ее положение становится явным, и ребенок становится «материальным», более реальным.

Беременность жены ставит перед мужчиной сложную задачу - оказать психологическую поддержку жене, взять на себя большую часть внешних проблем, создав защитный барьер между женщиной, носящей ребенка, и остальным миром. Как поведет себя будущий отец в каждом конкретном случае, будет зависеть от многих факторов. Основные из них - его личностный склад, зрелость отношения к семье, осознанная оценка возникающих трудностей, способность справиться с ними и отношения с собственной матерью и отцом. Одно из сильнейших переживаний - завороженность способностью женщины порождать из себя что-то новое, давать жизнь. Вкупе с кормлением грудью, когда мать как бы насыщает собой, это вызывает у мужчин ощущение величайшей могущественности женщины, и, с другой стороны, как писала К. Хорни [26, с. 87], ощущение собственной незначительности, несовершенства. Это может спровоцировать чрезмерное увлечение работой, другими женщинами или чем-то еще, что приводит к тому, что будущий отец пропускает возможность установления контакта с ребенком.

Еще одной важной проблемой является то, что беременность жены будит образы материнства, сложившиеся у мужчины много лет назад, и здесь очень важна реальная история отношений с матерью: насколько присутствовали забота, доверие, осознание матерью отдельных от нее интересов ребенка - насколько многомерный и позитивный образ женщины и матери сложился у мужчины. Беременность жены может «столкнуть» мужчину с давними детскими отношениями с матерью и спровоцировать различные реакции, в том числе не действия взрослого человека в ответ на реальные сложности, а реакцию ребенка на мать.

Ко всему этому прибавляется ощущение, что ребенок займет место мужчины в жизни женщины, женщина становится самодостаточной и получает все, что ей нужно, от ребенка. Страх быть ненужным является мощным переживанием этого периода.

Страх потери возможности влияния, контроля над отношениями отражает опасение, что с рождением ребенка жена получает преимущество, связанное со знанием, что «лучше для ребенка», и будет использовать эти аргументы для давления на мужа при решении сложных вопросов. Боязнь кардинальных перемен в жизни и потеря свободы маневра в отношениях может даже быть причиной нежелания иметь ребенка [27, с. 123].

Важно отметить, что хотя эти страхи могут не осознаваться, но они могут и влиять на поведение мужчины. Позднее проблемы, возникающие во время беременности, приводят к нарушению отношений в диаде «отец - ребенок», а следовательно, к проблемам в семье. Отец может отказаться от своей экзистенциальной, социализирующей роли, если на ранних этапах развития ребенка не возникло никаких чувств, и превратится только в источник материальных благ. Мужчина может воспринимать ребенка, как обязанного любить родителей и без близкой эмоциональной связи, только потому, что это - родители ребенка.

Соответственно, он не будет стремиться к контакту с ребенком. Тогда возникают проблемы с методами воспитания, например, применением силы. Мужчина также может отказываться общаться с ребенком-младенцем, мотивируя это возрастом ребенка, теряя при этом возможность установления контакта с ним. Здесь могут сказаться установки матери и ее стремление отстранить мужа от ребенка, тогда и с более взрослым ребенком общение будет нарушено.

Также мужчина, у которого не возник бондинг, может ревновать жену к ребенку, такое отношение будет еще больше способствовать отстранению отца от ребенка и ведет к различным семейным проблемам. Несмотря на то, что осознание себя отцом происходит преимущественно после рождения ребенка, различные аспекты принятия ребенка и себя как отца начинают складываться еще задолго до непосредственного взаимодействия с ребенком.

Исследования германских ученых [28, с. 14] показали, что отцовство, когда оно интернализовано, влияет на собственную полоролевую идентификацию мужчины, его удовлетворенность жизнью, а также на мировоззрение мужчины. Вовлеченные в воспитание своих детей мужчины показывали менее ригидное понимание мужской роли и стереотипа мужественности, они рассматривали отцовство, как важнейший фактор своей мужской роли, таким образом, идентифицируя себя с собственным отцом.

Кроме того, было выявлено, что мужчины, принимающие значительное участие в воспитании своих детей, обнаруживали большую удовлетворенность жизнью и самим собой по сравнению с контрольной группой. Они имели более высокую самооценку и были более уверены в себе. Была обнаружена взаимосвязь между самоуважением и принятием отцовской заботы о детях на себя. Меняется представление о ценности человеческой жизни, очень важным становится благополучие ребенка, его нормальное развитие. Именно такие мужчины проводят с ребенком много времени, не считая его потерянным бесцельно. Ученые связывают даже продуктивность на работе с удовлетворенностью семейной жизнью. Так, по итогам работы в 1995 году компанией «DuPont» был сделан следующий вывод: развитие социальных программ компании повышает результативность работы служащих [29, с. 56].

Таким образом, принятие роли отца оказывает влияние на личность мужчины и сопровождается изменениями в операциональном аспекте ее выполнения [30, с. 68]. Появление ребенка естественным образом оказывает влияние на мотивацию и установки человека, однако многие исследователи говорят о том, что именно принятие данной роли способствует успешной реализации себя в ней, так как, по мнению И.С. Кона, социальная роль связывает деятельность личности и ее самосознание с функционированием социальной системы, причем отправной точкой является не индивид, а социум [31, с. 75].

Функции самосознания Л.С. Выготский назвал «третичными» функциями, имея в виду, что они производны как от непосредственного социального общения личности, так и от ее уже интернализованных и в этом смысле «вторичных» психических функций. Кроме того, при неблагоприятном развитии событий возможен ролевой конфликт, когда представления о ролях, выполняемых одним человеком, разнятся. Например, П. Попова [32, с. 32] полагает, что многие проблемы мужчин, бегущих от отцовства, связаны, прежде всего, с ролевым конфликтом.

Выделяется два типа таких мужчин: для первых роль отца несовместима с профессиональным ростом, свободой и ролью «свободного» мужчины, для вторых - сложности взаимоотношений с собственными родителями и связанная с этим безответственность являются препятствием для выполнения отцовской роли. Однако такие ролевые конфликты должны активизировать работу самосознания, побуждая личность иерархизировать различные аспекты своей жизнедеятельности, что происходит не всегда, но чаще всего, когда человек достигает зрелости.

И.С. Кон утверждает, что понятием социальная роль обозначается та сторона деятельности, которая является интернализованной ролью. При этом внимание должно концентрироваться на том, как сам человек воспринимает, оценивает и осознает ту или иную свою функцию, какое место она занимает в его «образе Я», какой личностный смысл он в нее вкладывает. Интернализованная роль - это компонент самосознания, отношение к тому или иному аспекту жизнедеятельности. Таким образом, успешное функционирование в роли отца невозможно без ее интернализации, которая, в свою очередь, «встраивает» отцовство в самосознание личности, ее «Я-концепцию» и «образы Я».

Аспект отношения связан с оценкой своего ребенка, с самооценкой себя как мужчины, себя как отца и с оценкой своего выполнения социальных ролей, что формирует определенный «образ Я». Так формируются «Я-реальное» и «Я-социальное», через сравнение собственного поведения с требованиями общества. «Я - идеальное» формируется также под воздействием общества, воспитания и представлений о том, как следует поступать в различных ситуациях. Соотношения компонентов «образа Я», их взаимодействие определяет осознание себя как отца и может изменяться в процессе жизни [33, с. 55]. Современные социальные стереотипы отцовства являют собой достаточно разнообразную и противоречивую систему представлений и нормативных требований общества в том, что именно должен делать отец. По мнению ряда авторов [34, с. 24], это противоречие - следствие переходного периода в истории отцовства с момента, когда общество всерьез обратило внимание на важность отца для развития личности ребенка. Изучение феномена отцовства, оказывающего влияние и на благосостояние семьи, и на особенности общественных отношений в целом, необходимо для более полного понимания процесса развития личности в семье. Перед исследователями встают многочисленные задачи как теоретического, так и прикладного характера, решение которых возможно только при масштабном, лонгитюдном (в двух и более поколениях) или кросскультурном исследовании феномена отцовства, которое позволило бы своевременно прогнозировать и находить пути решения различных сложностей взаимодействия отца и ребенка, а также выявить и исследовать важнейшие детерминанты феномена отцовства, социальную значимость которого невозможно переоценить.


1.3 Роль отца в формировании личности ребенка


Современные сравнительно-исторические данные убедительно свидетельствуют, что современные житейские представления о родительстве не являются универсальными, и родительская любовь, как мы ее понимаем, - продукт длительного и весьма противоречивого исторического развития.

На ранних этапах развития человеческого общества уход за детьми и их воспитание были делом всей родовой общины. Родительские функции распределяются между широким кругом родственников, и детей поощряют считать себя принадлежащими к группе как к целому. Привязанность между ребенком и его физическими родителями не развивалась. Демографы считают, что существует специфическая «потребность в родительстве», в отцовстве и материнстве. С одной стороны, эта потребность поддерживалась тем, что дети были экономически полезны. Дети были помощниками в производстве и кормильцами в старости. В патриархальной семье много детей, особенно сыновей, было гарантией прочности социальных позиций в семье.

Существует другое объяснение, с точки зрения теорий «полезности», которая заявляет, что «дети нужны как объект альтруистической заботы и опеки». Но у этой теории есть серьезные ограничения: данная теория гласит, что, когда полезность детей падает, то и «потребность в детях» ослабевает. Но люди прошлого далеко не всегда имели выбор - это противоречило основным догматам их поведения (религия, традиции). Кроме того, существовала практика инфантицида, связанная с дефицитом средств к существованию. Оседлый образ жизни и более надежная пищевая база снижают вероятность инфантицида, убивали в основном младенцев, которых считали физически неполноценными или по ритуальным соображениям (например, близнецов). В первобытном обществе убийство ребенка не считалось таким преступлением, как убийство взрослого, похоронный обряд сводился к минимуму или отсутствовал. Но иметь детей считалось почетным, и не только родители и близкие родственники, но и другие взрослые члены общины обычно были ласковы и внимательны к детям.

Даже в античном обществе забота о детях была весьма избирательна. Аристотель считал справедливым, что ребенка-калеку кормить не следует, Цицерон писал, что смерть ребенка нужно переносить «со спокойной душой». Маленькие дети не вызывали у античных народов чувства умиления, их, по большей части, не замечали. Ребенок рассматривался как низшее существо, которое принадлежит родителям, как прочая собственность. Например, по данным P. Aries, в древнем Египте отношения отцов и детей строились на взаимовыгодном сотрудничестве, дети помогали по дому, отцы их кормили. Дети были полностью подчинены воле отца. И, хотя в позднем Египте уже существовали школы, тем не менее, в большинстве случаев, подчиняясь традиции, именно отцы обучали своих сыновей, в том числе и тому, что значит быть отцом.

В древней арабской культуре отец был главой семьи и решал все вопросы, в том числе и выбирал брачных партнеров своим детям. Отношения «отец-ребенок» строились на строгости и жесткости. У древних израильтян отец почитался, как Бог-творец, был не только защитником и кормильцем, но и карал за проступки. В Древней Греции отец вообще не принимал участия в воспитании своих детей, однако, позднее во времена полиса, вернулся к своим функциям, так как общество осознало, что взаимоотношения родителей и детей транслируются на все последующие поколения. [13; с. 28].

Раннее христианство привнесло духовность в отношения отца и детей, кроме того, стали четче разграничиться отцовская и материнская функции. В отношениях появилась эмпатия. Однако позднее в средние века происходят значительные изменения: появляется новая социальная роль - священник, исповедник, который вмешивается во все внутренние дела семьи и берет на себя функцию отца.

При этом сам дает обет безбрачия и не имеет права иметь детей. Таким образом, происходит ущемление отцовства как важнейшей роли в жизни мужчины. Данная тенденция еще более усиливается в 12 - 13 веках, когда отцовство связывается с женщиной и грехом. Только в 14 веке церковь начинает почитать материнство, и позднее, отцовство, когда, согласно учению Фомы Аквинского, духовные наставления отца становятся важны для воспитания ребенка в духе почитания религии.

Однако формирование стойкой привязанности родителей к детям затруднялось, во-первых, из-за высокой смертности и высокой же рождаемости - холодное отношение к смерти детей - своеобразная психологическая защита на то, что случалось очень часто. Во-вторых, обычай воспитывать детей вне семьи в среде феодальной знати приводил к тому, что взаимоотношения родителей и детей регламентировались не чувствами, а нормой и сознанием родственных обязанностей и правил этикета. В России зависимость детей от родителей была рабской. От отца - главы семьи - находились в зависимости и женщина (жена) и дети.

Церковные предписания требовали строгости воспитания. Домострой запрещал даже смеяться и играть с ребенком. Современная картина отцовства достаточно разнообразна. По данным Т.Г. Гурко [13; с. 9], с одной стороны, наблюдается значительный кризис семьи, рост безотцовщины и уменьшение общего вклада отца в воспитание детей. Рост разводов приводит к возрастанию количества детей, живущих с одним родителем, в подавляющем большинстве - это мать. Т.А. Гурко говорит о том, что мужчины редко вносят материальный или духовный вклад в воспитание детей, не живущих с ними в одном домохозяйстве. А женщины в таких семьях выполняют и родительские роли и роли добытчиц. Особенно это распространено в России, так как в советское время понятие отцовство было весьма слабо представлено в общественном мнении, появляясь только тогда, когда речь шла о лишении родительских прав.

Фактически за очень короткое время, в течение жизни двух поколений, картина отцовства существенно изменилась, изменились и социальные представления о том, каким должен быть отец, и как он должен себя вести. На фоне относительной изученности материнства в литературе отцу отводится второстепенная роль, идущая после матери. В частности, А.С. Спиваковская [54; с. 35], говорит о том, что воспитательная позиция отца в своем формировании несколько отстает от материнской позиции, так как наибольшую привязанность к ребенку отцы начинают чувствовать, когда дети уже подросли. Нередко утверждается, что лучшее, что может сделать мужчина для своего будущего, либо рожденного ребенка, это, прежде всего, любить свою жену (В.И. Кочетков, Т.М. Афанасьева, А.С. Спиваковская и другие). К. Витакер, (1998), отводит отцу роль стороннего наблюдателя во время беременности жены и ухода за младенцем. Эта «невключенность» вызывает ощущение одиночества у мужчины и причиняет ему боль. В то же время, К. Флэйк-Хобсон (1993), полагает, что участие отца в процессах рождения и воспитания ребенка оказывает существенное воздействие и на супругов, и на малыша, привнося что-то неординарное в их взаимоотношения.

Различие отцовства и материнства и специфический стиль отцовства зависят от множества социокультурных условий и существенно варьируют от культуры к культуре. К числу элементов, от которых зависит содержание отцовской роли, по мнению М. Уэст и М. Коннера, относятся:

) количество жен и детей, которых имеет и за которых ответствен отец;

) степень его власти над ними;

) количество времени, которое он проводит в непосредственной близости с женой (женами) и детьми в разном возрасте и качество этих контактов;

) то, в какой мере он непосредственно ухаживает за детьми;

) то, в какой мере он ответствен за непосредственное и опосредованное обучение детей навыкам и ценностям;

) степень его участия в ритуальных событиях, связанных с детьми;

) сколько он трудится для жизнеобеспечения семьи или общины;

) сколько ему нужно прилагать усилий для защиты или увеличения ресурсов семьи или общины.

Как указывает И.С. Кон [17; с. 25], при всех кросс - культурных различиях, первичный уход за маленькими детьми, особенно младенцами, всюду осуществляет мать или какая-либо другая женщина (тетка, старшая сестра и т.п.). Физический контакт отцов с маленькими детьми в большинстве традиционных обществ незначителен, хотя в моногамных семьях и с возрастом ребенка он увеличивается. У многих народов существуют строгие правила избегания, ограничивающие контакты между отцом и детьми и делающие их взаимоотношения чрезвычайно сдержанными, суровыми, исключающими проявления нежности.

В привычной нам культурной среде материнство - одна из главных ипостасей женского стереотипа, а социальные характеристики материнской роли очерчены гораздо определеннее, чем отцовской, и ей приписывается большее значение в деле первичной социализации. Нормативная неопределенность отцовской роли по сравнению с материнской является результатом того, что:

а) отцовские функции биологически «объективно» менее значимы и их труднее конкретизировать;

б) исторически они институциализируются гораздо позднее;

в) распределение материнских и отцовских функций базируется на более общей полоролевой дифференциации, и имеет как социальные, так и биологические предпосылки.

Если рассматривать данный вопрос исторически, то следует отметить, что отцовство не является обязательным компонентом семьи; оно скорее выражает принадлежность к определенному типу культуры, а не биологическую функцию [45; с. 16]. При всем разнообразии человеческих культур, их условно можно разделить в этом плане на «отцовские», т.е. такие, в которых «отцовская роль мужчины значительна», и «безотцовские», т.е. такие, в которых «мужчина выступает в большей мере как самец, чем как отец». Последние, например, встречаются в афро-азиатском регионе. «Безотцовские» культуры характеризуются большей мужской агрессивностью, резким антагонизмом между мужчинами и женщинами, менее.

Отцовство как совокупность социальных и индивидуальных характеристик личности, влияющих на все уровни жизнедеятельности человека, связано и с объективными характеристиками личности, такими как: потребности, влечения, желания, установки, и с субъективными характеристиками личности - ценностными ориентациями, мировоззрением, а также с образом Я (реальным идеальным, социальным), «Я-концепцией» личности и самооценкой. Для мужчины - это проблема личностного развития, проблема принятия своих чувств и их самоконтроля [18; с. 5]. Подрастающий ребенок становится продолжением мужчины, удовлетворяет потребность в ученике, в собственной значимости.

Отцовство тесно связано с такими понятиями, как: социальная роль отца, различающаяся в зависимости от общественной системы, социальной, экономической и политической сфер общества; статуса мужчины в данном социуме; а также социальные стереотипы, предписывающие определенные правила выполнения этой роли, в том числе и тендерные стереотипы, а также с такими личностными образованиями, как эмоциональная, мотивационная и ценностно-смысловая сферы, самооценка, самосознание, «Я-концепция», удовлетворенность жизнью и стиль жизни.

Многое зависит от того, насколько данная роль принята мужчиной. Речь идет даже не столько об операциональном аспекте реализации роли, сколько о личностном принятии, интернализации роли отца конкретным мужчиной. Почему же людям кажется, что отцовский вклад в воспитание снижается? Помимо других причин сказывается ломка традиционной системы половой стратификации. Если пренебречь частными межкультурными различиями, в традиционной патриархальной семье отец выступает как: а) кормилец; б) персонификация власти и высший дисциплинатор; и в) пример для подражания, а нередко и непосредственный наставник во внесемейной, общественно-трудовой деятельности. В современной городской семье эти традиционные ценности отцовства заметно ослабевают под давлением таких факторов, как женское равноправие, вовлечение женщин в профессиональную работу, тесный семейный быт, где для отца не предусмотрено пьедестала, и пространственная разобщенность труда и быта. Сила отцовского влияния в прошлом коренилась, прежде всего, в том, что он был воплощением власти и инструментальной эффективности.

По мере того как «невидимый родитель», как часто называют отца, становится видимым и более демократичным, он все чаще подвергается критике со стороны жены, а его авторитет, основанный на внесемейных факторах, заметно снижается. И.С. Кон обозначает ряд вопросов, которые возникают при исследовании феномена отцовства: Чем отличается «современное» положение и поведение отцов от «традиционного»? Чем отличается «современный» стереотип, нормативный образ отцовства от «традиционного»? Какова степень совпадения стереотипа отцовства и реального поведения, сегодняшних отцов? и другие. [19; с. 28]. В.Н. Дружинин считает, что проблема отцовства наиболее остра для постсоветского общества. Наше государство декларировало равноправие обоих родителей по отношению к ребенку. В реальности нынешнее законодательство и практика отчуждают отца от семьи.

Мало того, что общественное воспитание считалось основным, а ответственность за судьбу детей передавалась «государству» и педагогам. Но система льгот в связи с рождением ребенка, уходом за детьми, их воспитанием предоставляется только матерям, а отцам - лишь в связи со смертью матери, ее длительным отъездом или болезнью. В случае развода ребенок остается с матерью.

Следовательно, мужчина знает, что от его заботы, личных качеств судьба его как отца никак не зависит, а ребенок - это, прежде всего, проблема женская.

Вообще отношения в семье при тоталитарном обществе становятся психобиологическими, а не социально-психологическими: роль отца как главного агента социализации сводится на нет, повышается значение природной психобиологической связи между ребенком и матерью. [15; с. 36].Демократическая семья предполагает равенство прав, нормальная - различия в ответственности, которая должна ложиться преимущественно на отца.

Однако в современной российской семье женщина хочет (и вынуждена силой обстоятельств) править безраздельно и полностью. Нередко мужчина не в состоянии обеспечить семью, нести за нее ответственность, и, соответственно, быть образцом для подражания.

Традиционные роли отца и мужчины оставались неизменными на протяжении многих поколений. В настоящее время стереотип мужчины, а, следовательно, и отца претерпевает серьезные изменения. Отсюда идеал отца может быть очень противоречивым, включать в себя полярные качества. Раньше отец был воплощением власти и инструментальной эффективности, сейчас от мужчин ждут ласки и нежности, мягкой и активной заботы о детях. Согласно исследованиям Томпсона и Плека (1986), структура мужской ролевой роли состоит из следующих компонентов, также влияющих на формирование представлений об идеальном родителе.

. Норма успешности или норма статуса - стереотип, утверждающий, что социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка.

. Норма эмоциональной твердости - стереотип мужественности, согласно которому мужчина должен испытывать мало чувств и быть в состоянии разрешать свои эмоциональные проблемы без помощи окружающих.

. Норма антиженственности - стереотип, согласно которому мужчинам следует избегать женских качеств.

В целом представления об идеальном отце - успешный в глазах ребенка, обеспечивающий материально на высоком уровне, имеющий авторитет и уважение ребенка, властный, строгий, независимый, малоэмоциональный.

В научной литературе приводятся факты, иначе объясняющие современную ситуацию отцовства [16; с. 28]. Действительно, отцы проводят со своими детьми значительно меньше времени, нежели матери, но мужчины никогда сами не выхаживали детей. Современные отцы в этом отношении не только не уступают прежним поколениям, но даже превосходят их тем, что особенно в нетрадиционных семьях, основанных на принципе равенства полов, берут на себя гораздо больший круг таких обязанностей, которые раньше считались исключительно женскими. Например, обследование канадских семей показало, что при выровненных социальных факторах, таких, как количество внерабочего времени, отцы проводят с детьми столько же времени, сколько и матери [16; с. 19].

Сравнительная холодность и наличие социальной дистанции во взаимоотношениях ребенка с отцом, часто рассматриваемые как свидетельство снижения отцовского авторитета, являются скорее пережитками нравов традиционной патриархальной семьи, в которой к отцу не смели приблизиться, и сам он был обязан держаться «на высоте». [13; с. 8].

Поскольку отцовство и материнство коренятся в репродуктивной биологии, их соотношение нельзя понять вне связи с половым диморфизмом. Наблюдение за поведением родителей по отношению к новорожденным показывает, что, хотя психофизиологические реакции мужчин и женщин на младенцев весьма сходны, их поведенческие реакции различны: женщина тянется к ребенку, стремится приласкать его, тогда как мужчина отстраняется и часто испытывает при тесном контакте с младенцем эмоциональный дискомфорт. Подобные различия наблюдаются даже в тех семьях, в которых отцы полностью разделяют все заботы по уходу за ребенком. Чрезвычайно интересные результаты получены в ходе наблюдений за взаимодействием матерей и отцов с грудными детьми. Мать, даже играя с ребенком, старается, прежде всего, успокоить, унять его; материнская игра - своего рода продолжение и форма ухода за ребенком. Напротив, отец и вообще мужчина предпочитает силовые игры и действия, развивающие собственную активность ребенка. Небезразличны для понимания специфики отцовского стиля отношений и такие предположительно врожденные черты, как хорошее пространственное восприятие, хороший двигательный контроль, острота зрения и более строгое разделение эмоциональной и когнитивной реактивности (И.С. Кон, 1981) [19; с. 36].

Реальная модель современной российской семьи такова: ответственность за семью несет мать, она же доминирует в семье, и она же более близка с детьми эмоционально. Мужчина «выброшен» за пределы семейных отношений, не оправдывает ожиданий жены и детей. Для него остается единственный путь реализации себя как мужа и отца: бороться за мужские права и «эмансипацию», как боролись и борются за равные с мужчиной права феминистки [21; с. 18]. Только поле борьбы не деловой мир, а семья. Отсюда появление обществ мужчин-одиночек (воспитывающих детей без жены) и т.п.

Между тем реальное решение вопроса иное: нужно создать социальные условия для проявления мужской активности вне семьи, чтобы он мог нести основную юридическую ответственность за семью, предъявлял во вне и защищал ее интересы, мог бы обеспечить ее экономическое благосостояние и социальное продвижение членов семьи.

Можно согласиться с В.Н. Дружининым, что с преодолением наследия прошлого модель российской семьи имеет шанс принять такой вид: доминирует мать, следующим идет отец, дети подчинены. Отвечает за семью (благополучие, социальную защиту) отец. Дети эмоционально ближе к матери, чем к отцу.

По мнению И. Лангмейер, 3. Матейчек (1984) [33; с. 21], роль отца представляет собой определенный пример поведения, источник уверенности и авторитета. Он - олицетворение дисциплины и порядка. Ребенок, растущий без отцовского авторитета, как правило, недисциплинирован, асоциален, агрессивен в отношении взрослых и детей. Отец - «наиболее естественный источник познаний о мире, труде и технике». Он способствует «ориентировке на будущую профессию» и создает социально полезные цели и идеалы».

Как отмечает Э. Берн, для ребенка ценны теплые отношения с отцом. «Ребенок, воспитанный в присутствии нежного мужчины, в зрелом возрасте будет обращаться с людьми лучше, чем мальчик, выросший без отца. Такой мальчик может впоследствии компенсировать свои потери, но у него будет невыгодным старт» (Э. Берн, 1992).

Психологические исследования показывают, что при сравнении детей выросших с отцами и без них обнаружено, что дети выросшие без отцов, часто имеют пониженный уровень притязаний, повышенный уровень тревожности, у них чаще встречаются невротические симптомы. Отсутствие отца отрицательно сказывается на учебе и самоуважении детей.

Дети «холодных» отцов чаще бывают застенчивы, тревожны, их поведение более антисоциально. Напротив, эмоциональная близость с отцом положительно отражается на ребенке. В серии исследований мальчиков в возрасте от 6 до 11 лет, которых растили отцы, сравнивали с мальчиками, живущими с матерями, и детей из полных семей. Мальчики, которые жили с отцами, проявляли лучшую адаптацию в различных жизненных ситуациях по сравнению с мальчиками, воспитывающимися только матерями (И.С. Кон, 1987; В.А. Рамих, 1997; Л.Б. Шнейдер, 2000). [19; с. 15].

Таким образом, личные качества отца, в число которых входит и любовь к своим детям, оказывают значительное влияние на развитие ребенка. Любовь отца дает ребенку ощущение особого эмоционально - психологического благополучия, которое не может в полной мере обеспечить одинокая женщина-мать. Любовь отца учит и сына и дочь тому, как может проявлять любовь мужчина к детям, к жене и к окружающим.

Э. Фромм (2001) считает, что из-за менее глубокой укорененности в природе отец вынужден развивать свой разум, формировать искусственный мир идей, принципов и рукотворных вещей, который заменяет природу в качестве основы для существования и безопасности. Подчинение матери и фиксация на ней есть подчинение природной связи, фиксации на природе. Подчинение отцу - созданное человеком, искусственное, основанное на власти и законе и, следовательно, менее непреодолимое и сильное, чем связь с матерью. Отец воплощает абстракцию - совесть, долг, закон (Э. Фромм, 2001).

Д.С. Акивис в своей работе «Отцовская любовь» отмечает, что любящий отец нередко более эффективный воспитатель, чем женщина. Отец меньше опекает детей, предоставляет им больше самостоятельности, воспитывая в ребенке самодисциплину. [11; с. 45]. Отцовская любовь обеспечивает пример родительского поведения детей в будущем, формирование жизненной позиции, вообще, и полоролевых позиций в частности. Позитивные отношения с отцом связаны с такими качествами у детей как неторопливость, сдержанность, эмоциональная уравновешенность, безмятежность, спокойствие, оптимизм, высокий самоконтроль, хорошее понимание социальных нормативов, более успешное овладение требованиями окружающей среды (Л.Л. Баландина, 2002).

Как часть личностной сферы отцовская любовь является необходимым условием полноценного развития личности. Д.С. Акивис считает, что только в соприкосновении с ребенком полностью созревают мужские черты личности - потребность и способность защищать, принимать на себя ответственность, энергия, душевная сила.

М.О. Ермихина (2003) указывает на особенности отцовской родительской позиции [15; с. 22].

Деятельностная позиция отца в семье, которая проявляется в активном вмешательстве в мир ребенка, зависит от ценностной значимости семьи для мужчины, желания увидеть результаты воспитания своего ребенка.

Активная отцовская позиция говорит о принятии им ответственности за воспитание ребенка и семью в целом. Зачастую проявление мужчиной ответственности выражается в стремлении чрезмерно опекать ребенка, навязывать свою волю, ограничивать свободу самовыражения.

Однако многие мужчины-отцы опасаются быть поглощенными семьей. В случаях высокой ценностной значимости семейной жизни и высокой оценки родительской компетентности возрастает и ценность сохранения собственной индивидуальности отцов. Причем, высокая родительская компетентность мужчин-отцов связана с реализацией отношений доминирования, то есть быть компетентным родителем, для мужчины означает передачу своего жизненного опыта с позиции «сверху».

Успешность мужчины в основных сферах жизни, а также возрастание их субъективной значимости, и значимости терминальных ценностей влечет формирование родительской позиции «сверхавторитета».

Неадекватность отцовских позиций, как правило, связана с доминированием женщины в семье или с возвышением отца над ребенком за счет подавления его воли. Дисбаланс родительских позиций влечет снижение эмоционального фона родительских чувств, поскольку мужчина начинает ощущать выполнение родительской роли как самопожертвование.

Проявляет тенденцию к гиперопеки, восприятию своего ребенка как зависимого и несамостоятельного.

Отцовская родительская позиция - это интегральное взаимодействие мужской полоролевой, личностной и воспитательной позиции отца; это система установок, которая традиционно проявляется в преобладании предметно-инструментальной функции отца в воспитании детей (С.С. Жигалин). [17; с. 12].

В целом содержательные характеристики материнской и отцовской родительских позиций идентичны. Тем не менее, ряд исследователей видят некоторое различие между отцовской и материнской позициями, которое заключается в их конкретных поведенческих проявлениях (И.С. Кон, М.О. Ермихина, В.С. Торохтий, Е.Е. Ромицына).

В данном случае речь идет о различных проявлениях, связанных с полоролевой адекватностью родителей, которую можно принять в качестве основного критерия определения отцовской и материнской родительской позиций (С.С. Жигалин). [13; с. 15]. Именно в семье каждое новое поколение молодых мужчин осваивает отцовские функции, и тем самым на их биологически данную принадлежность к мужскому полу накладывается эта наученная родительская роль. Для более успешного осуществления этого процесса должна произойти переориентация в общественном сознании, в воспитательных приоритетах в семье. Необходимо поднимать социальную престижность и ответственность отцовства, изменяя устоявшиеся консервативные стереотипы. Справедливо утверждение, что счастливое детство скорее будет у ребенка из полной семьи, где мать и отец выполняют свои родительские функции.

Меняются и научные теоретические представления о том, какие именно функции должен выполнять отец по отношению к своим детям. Например, раньше было распространено и в быту и в науке представление о том, что мать лучше справляется и взаимодействует с ребенком-младенцем «по природе», подчиняясь природному инстинкту, и более приспособлена к этому генетически, поэтому она более компетентна в уходе за ребенком.

Сейчас ученые считают и научно обосновывают факт, что принципиальной разницы между отцом и матерью в уходе даже за совсем маленькими детьми нет. Отец может делать это так же хорошо, как и мать, что доказано исследованиями. Но отец делает это совершенно по-другому, чем мать.

Исследования показывают, что многие женщины считают, что отцы заботятся о детях хорошо, но делают это только тогда, когда хотят (эта проблема известна как проблема «представления о компетенции»). Но сейчас все более заметна тенденция к увеличению количества отцов, которые принимают самое активное участие в жизни своего ребенка, начиная с момента его рождения.

По статистическим данным в Германии такие отцы очень сближаются со своими детьми, с которыми они вместе пережили роды. В дальнейшем они более близки своим даже очень маленьким детям: они заботятся о них, вполне справляются с пеленанием и проводят с ними очень много времени, ходят с детьми, например, к детскому врачу, очень часто они проводят с детьми свободное время, например, на детских площадках и различных мероприятиях для детей, где раньше можно было увидеть только матерей. [28; с. 47]. Одним словом, они стараются принимать самое настоящее живое участие в жизни своих детей и рассматривают время, проведенное с ребенком по существу (конечно, не все 100% отцов), как нечто ценное, как личное достижение, а не как бесцельно потерянное.

Это, несомненно, позитивно сказывается и на партнерских отношениях между супругами, которые благодаря этому делят все заботы (ведение домашнего хозяйства, забота о детях, работа) пополам (хотя это и не всегда 50:50%). Такие отцы, во всяком случае, уделяют время семье, что увеличивает для их супруг возможность работать и профессионально самореализовываться. Это является одной из важнейших характеристик «нового отца».

Существуют два подхода к роли отца - традиционный и так называемое «новое отцовство». [21; с. 16].

Традиционный подход, ограничиваясь рассмотрением биологической роли отца, отмечал обособленность его от ребёнка, поскольку контакты с ребенком были временными и отстранёнными по сравнению с материнскими. Желание мужчины быть отцом, создать семью исследователи объясняли тем, что мужчина, вступая в брак, обеспечивает себе многие права и определённый статус в обществе, которых лишены неженатые мужчины. Эти права подразумевали и наличие детей, поскольку только женатым людям предоставлялось законное право иметь их.

Дети рассматривались как имеющие ценность сами по себе, поскольку приносили эмоциональное удовлетворение и создавали чувство внутреннего равновесия; к бездетности относились отрицательно. Традиционно отец заботился о семье как об экономической единице, определял шейную политику, брачную стратегию, решал вопросы наследования, и отношением отца к этим обязательствам определялся его престиж (при этом он стоял в стороне от отношений «мать - ребёнок»). Желание человека быть отцом идентифицировалось с образом и поведением собственного отца, но отцовство не предусматривало ежедневный уход за ребёнком и последующее его воспитание.

С середины XX в., в связи с изменением положения женщины в обществе наметился поворот к «новому отцовству». Женщину перестала удовлетворять замкнутая жизнь, ограниченная определённым кругом семейных интересов, и экономический интерес заставил её заняться производственной деятельностью. В свою очередь, оплачиваемая работа предоставила женщине некоторую автономию. Эта ситуация явилась причиной осознания мужчинами своей новой роли, усиления их ответственности за семью и детей.

Если традиционная роль отца была связана с институтом наследства, то «новые отцы» осознали свою ответственность за эмоциональное состояние своих детей, осознали, что отцовское поведение отражается на поведении детей, на их личности. Отцы всё чаще берут на себя ответственность за нравственное и интеллектуальное воспитание детей. Для большинства мужчин желание иметь детей является чем-то само собой разумеющимся. Они могут относиться к детям как источнику радости, удовольствия, видеть в них будущих товарищей. [54; с. 28]. Дети для мужчин - последующая после женитьбы естественная ступень в браке. Однако «стать отцом» и «быть отцом» - не одно и то же, так как переход к активной воспитательной деятельности у мужчин не связан автоматически с рождением ребёнка, многие мужчины не допускают мысли, что они будут вовлечены в ежедневную кропотливую работу по уходу за детьми. На пробуждение отцовских чувств наряду с индивидуальными чертами характера мужчины и межличностными отношениями в семье влияет также и память о собственном отце, в зависимости от того, уделял ли он своему сыну внимание или был в семье сторонним наблюдателем. Многие современные отцы, исправляя ошибки своих отцов, хотят быть эмоционально ближе к своим детям. Выделяют два типа отцовства в зависимости от того, какая психологическая потребность в мужчине сильнее - опекать, заботиться или учить:

) мужчин, жаждущих опекать, отцовство со всей силой захватывает только в первые годы жизни ребенка, когда он слаб, беззащитен, беспомощен, а его плач вызывает порыв прийти на помощь;

) у других мужчин ведущая потребность - учить, передавать свои знания и умения, т.е. сделать ребенка в прямом смысле своим наследником. [54; с. 19].

Проблема отцовства в психологии является слабо разработанной и характеризуется отсутствием каких-либо целостных концепций, базирующихся на эмпирических исследованиях.

В основном рассматриваются данные о роли отца в развитии ребенка, негативных последствиях безотцовщины, доминировании материнского начала в семейном воспитании и необходимости взаимодействия материнства и отцовства. Начиная со второй половины XX века, в общественном сознании распространился стереотип о слабости и неадекватности современных отцов, отцовской некомпетентности. В частности, ученые и публицисты констатируют:

) рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье;

) незначительность и бедность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими;

) педагогическую некомпетентность, неумелость отцов;

) незаинтересованность и неспособность отцов осуществлять воспитательные функции, особенно уход за маленькими детьми. Однако, по мнению И.С. Кона (2000), из всех перечисленных выше элементов стереотипной «модели ослабления отцовского начала» единственной безусловной и грустной реальностью является рост безотцовщины, связанный в первую очередь с динамикой разводов и увеличением числа одиноких матерей. Абсолютное число и удельный вес детей, воспитывающихся без отцов, в большинстве индустриально-развитых стран неуклонно растет. [19; с. 25]. По демографическим данным без участия отцов и отчимов воспитывается не менее одной пятой всех детей. Первые психологические и социологические исследования, показавшие роль присутствия в семье отца как воспитательного фактора, были посвящены не столько отцовству, сколько эффекту безотцовщины. Сравнивая детей, выросших с отцами и без оных, исследователи обнаружили, что «невидимый», «некомпетентный» родитель на самом деле очень важен. Его отсутствие отрицательно сказывается на личностном развитии детей, особенно у мальчиков.

С точки зрения психоанализа ослабление отцовской власти в семье - величайшая социальная катастрофа, поскольку вместе с отцовством оказались подорваны все внешние и внутренние структуры власти, дисциплина, самообладание и стремление к совершенству. «Общество без отцов» означает демаскулинизацию мужчин, социальную анархию, пассивную вседозволенность и т.п.

В современном обществе мысль о слабости и некомпетентности «нынешних отцов» является весьма распространенным стереотипом общественного сознания. Ученые констатируют: рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье; незначительность и бедность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими; педагогическую некомпетентность неумелость отцов; незаинтересованность и неспособность отцов выполнять воспитательные функции, особенно уход за маленькими детьми.

Интерпретация этих данных может быть самая разная: некоторые полагают, что происходит быстрое, неуклонное и чреватое опасными последствиями ослабление отцовского начала. Другие (меньшинство) склонны думать, что так было всегда, что отцы никогда не играли важной роли в воспитании детей и сегодняшние тревоги только отражают сдвиги в массовом сознании.

Однако, из перечисленных выше элементов стереотипной модели «ослабления отцовского начала» безусловной реальностью является только рост безотцовщины, связанный в первую очередь с динамикой разводов.

Остальные утверждения гораздо более проблематичны. Действительно отцы проводят со своими детьми значительно меньше времени, чем матери, причем лишь незначительная часть этого времени расходуется непосредственно на уход и общение с детьми. Но мужчины никогда сами не выхаживали детей. Современные отцы в этом смысле не только не уступают прежним поколениям, но даже превосходят их тем, что, особенно в нетрадиционных семьях, основанных на принципе равенства полов, берут на себя гораздо больший круг таких обязанностей, которые раньше считались исключительно женскими. Например, обследование 231 канадской семьи показало, что при выровненных социальных факторах, таких, как количество внерабочего времени, отцы проводят с детьми столько же времени, что и матери. Снижению вклада отца в воспитание способствует ломка традиционной системы половой стратификации. В традиционной семье отец выступает как кормилец, персонификация власти и высший дисцишинизатор, пример для подражания и наставник во внесемейной общественной деятельности и отношениях. В современной городской семье эти традиции ослабели из-за женского равноправия, вовлечения женщин в профессиональную работу, тесный семейный быт, где для отца не предусмотрено пьедестала, и пространственная разобщенность труда и быта. В патриархальной семье дети, особенно мальчики, проводили много времени, работая с отцом и под его руководством [54; с. 13]. В городе дети не видят, как работает отец, а количество и значимость его внутрисемейных обязанностей значительно меньше, чем у матери. По мере того, как «невидимый родитель» становится видимым и более демократичным, он все чаще подвергается критике со стороны жены, а его авторитет, основанный на внесемейных факторах, снижается. Ослабление мужской власти в семье отражается на стереотипе некомпетентности. Но главное, что мужчина оценивается по традиционно женским критериям, по деятельности, которой отцы раньше никогда всерьез не занимались, к которой они социально, психологически и, возможно, биологически плохо подготовлены. Эта проблема ставит сложный и очень спорный вопрос - насколько вообще заменяемы и обратимы отцовские и материнские роли и каково соотношение их биологических и социально-культурных доминант?

Ситуация во многом усложняется тем, что женщины сами воспринимают отцов, как своих заместителей, при этом зачастую мужчина вообще не включен в общение и заботу о ребенке-младенце, хотя данный период является важным для установления взаимоотношений отца и ребенка. Однако потом от отца требуется участие в воспитании ребенка, с которым он уже привык не общаться. С другой стороны, мужчина-отец обязан обеспечивать семью, и если для матери общество полагает возможным и даже предписывает уход за ребенком и обеспечивает женщин специальным отпуском, то мужчины в данном случае менее свободны. Для гармоничного развития детей было бы желательно, чтобы больше отцов прилагало усилий к тому, чтобы быть ближе к своему ребенку, совместно переживать и узнавать мир, начиная с младенчества.

Но для этого необходимы соответствующие социально-политические условия, такие как, например: равная оплата труда для женщин и мужчин, так как различная оплата труда является, с одной стороны, дискриминацией женщин в профессиональной сфере, а, с другой, не позволяет мужчинам при желании заниматься ребенком, или, например, фиксированный рабочий день, что сделает возможным для мужчин-отцов и, конечно, для их партнерш, во всяком случае, осуществить это на практике. [44; с. 36].

Таким образом, социальные стереотипы отцовства представляют собой достаточно разнообразную систему представлений и нормативных требований общества в том, что именно должен делать отец, однако, являются весьма противоречивыми, что, по мнению немецких авторов (Belsky J, Horst, P, Olivier С), является следствием переходного периода в истории отцовства, когда общество всерьез обратило внимание на важности отца для развития личности ребенка.

Исследователи семейной психологии S. Barth, B.L. Horst, Е. Wallenberg, рассматривают семью как систему, в которой каждый элемент взаимосвязан со всеми другими и нормальное функционирование которой невозможно без какого-либо ее элемента. Все члены семьи находятся во взаимосвязи друг с другом и взаимовлияют друг на друга. Таким образом, не только отец и мать влияют на детей или отношения супружеской пары оказывают влияние на развитие детей, но и отношения в диаде родитель - ребенок влияют на стабильность семьи и самочувствие каждого из ее членов, при этом отношения отца и ребенка не изолированная сфера, но эти отношения важны и для функционирования всей системы. [12; с. 26]. В подтверждение данного положения A. Gerhard (1999) приводит результаты исследования, в котором было выяснено, что дети, воспитывающиеся в неполных семьях, «достраивают» семью в своих фантазиях об отце.

Итак, можно выделить следующие важнейшие функции, выполнения которых требует роль отца:

). Отец как кормилец - исторически сложившаяся и закрепившаяся роль мужчины, как кормильца семьи. И хотя сейчас многое меняется, но во многих семьях, особенно в период беременности жены и во время ухода за маленьким ребенком, отец является главным и единственным добытчиком в семье. Мальчиков с детства ориентируют на выполнение этой роли, которая дает семье необходимое чувство безопасности и уверенности. Возможно, многие проблемы подростковой преступности связаны именно с ростом детей, растущих без отца. [45; с. 28].

). Отец как защитник - также исторически закрепленная функция мужчины. И, хотя в современном обществе отец не защищает больше ребенка от непосредственной военной опасности, тем не менее, отец выполняет функцию социальной защиты, предоставляя своим детям возможности образования, обучения, выбора профессии, а также опосредованно через собственный социальный статус и экономический класс.

). Отец как воспитатель - история показывает множество примеров, когда воспитание и образование подрастающего поколения было делом мужчины-отца. Отец не только прививает нормы и правила поведения, но и во многом может вносить вклад в профессиональный выбор ребенка, расширяя его кругозор, занимаясь, особенно с мальчиком, каким-либо совместным делом.

Рождение ребенка является вехой в развитии семьи и представляет собой стрессовую ситуацию. Важнейшим фактором нормального пренатального развития ребенка является благоприятная обстановка в семье, эмоциональный комфорт беременной женщины и здесь, как показали исследования Л.Л. Баз, Т.А. Баландина, П. Поповой, оказалась эмоциональная поддержка мужа, благодаря которой жене удавалось с наименьшими психологическими потерями преодолевать трудности этого периода.

Отсутствие такой поддержки является провоцирующим моментом для возникновения у нее депрессивно - тревожных расстройств, являющихся, как правило, предшественниками послеродовой депрессии, отрицательное влияние которой на психическое развитие ребенка общепризнанно. Таким образом, еще до рождения ребенка отец оказывает влияние на его развитие через обеспечение благоприятных условий.

Позднее отец помогает развитию ребенка через игры. Игры матери и отца имеют различные функции. Игры с отцом, в отличие от игр матери, которая ухаживает за ребенком и дает ему чувство безопасности и тепла, помогает развитию моторики ребенка, освоению окружающего пространства, собственного тела, что является важным условием интеллектуального развития ребенка. [18; с. 25].

По мнению W.E. Fthenakis взаимодействие с отцом положительно влияет на когнитивное развитие детей. Однако его исследования показали, что данное положение справедливо только для мальчиков. Была выявлена прямая корреляция между вовлеченностью отца в воспитание и когнитивными достижениями их сыновей. W.E. Fthenakis объясняет это тем, что отец дает пример практического и действенного решения различных проблемных ситуаций, причем вовлеченность в жизнь ребенка предполагает еще и эмоциональное участие, и именно потому, что отец в этом случае дает пример мужского подхода к решению проблем, его влияние не так заметно на девочках.

D. Lenzen полагает, что отец играет важнейшую роль в усвоение детьми моральных норм. Родители через слова и поведение, так или иначе, выражают свое отношение к определенным событиям или поступкам людей, предоставляя, таким образом, модели поведения и моральную оценку. Кроме того, родители, особенно отец, дисциплинируют детей, ставя определенные рамки поведения, одобряя одни поступки и наказывая за другие, это важно, так как именно родители удовлетворяют потребности ребенка, так как он взаимодействует с окружающей средой сначала только через родителей, которые в этом случае являются проводниками общественных ценностей. Главными факторами, влияющими на усвоение моральных норм, являются:

) страх потери любви родителей;

) идентификация с родителем, о которой говорил еще 3. Фрейд;

) развитие эмпатии и чувства вины, первоначально через оценку родителей, а затем, через объяснение последствий действий ребенка.

К похожему выводу пришла О.Б. Чиркова, которая в своем исследовании обнаружила, что отец играет более важную роль в формировании у ребенка ответственности. Происходит это потому, что отцы придают большее значение самостоятельности, предоставляя детям отвечать за свои действия, и с большим уважением, чем матери относятся к проявлению детьми независимости.

О том, что взаимоотношения с отцом влияют на формирование полоролевой идентичности, говорил еще 3. Фрейд, по мнению S. Barth, важнейшими детерминантами полоролевой идентификации для мальчика являются:

) доминантность отца, как влияние в семье, с одной стороны, а с другой, именно доминирование отца может привести к развитию пассивности ребенка;

) забота отца, если отличительной чертой отношений отца и сына является забота и теплота, желание быть таким же «мужественным» как отец значительно усиливает позитивное восприятие, усвоение мужского поведения и формирование адекватной полоролевой идентичности.

Взаимоотношения девочки с отцом оказывают влияние на ее дальнейшие гетеросексуальные контакты, являясь прототипом этих взаимоотношений, теплые и приносящие удовлетворение отношения дочери с отцом помогают дочери гордиться своей женственностью, способствуют принятию себя в качестве женщины и более легкой гетеросексуальной адаптации, кроме того, отец может влиять и на жизненные приоритеты дочери - семейная жизнь или ориентация на карьеру. [9; с. 21].

Е.П. Ильин подтверждает, что дети, которые близки с отцом, обладают значительно более высокой самооценкой и стабильностью образа Я, в сравнении с теми, кто описывает свои отношения с отцом как отчужденные. Дети, отцы которых принимают активное участие в их воспитании, вырастают более отзывчивыми в социальном плане. [22; с. 12]. Исследования привязанности родителей и младенцев показало, что отцы, проводившие с детьми много времени и позитивно настроенные по отношению к ним, имели младенцев, более прочно привязанных к родителям.

Изучение годовалых детей показало, что дети «вовлеченных» отцов, оставаясь с незнакомцем, плакали и страдали меньше, чем дети «менее вовлеченных» отцов. Помимо этого, взаимодействие отцов с детьми способно улучшить физическое самочувствие малышей, их восприятие, отношение с окружающими уже с очень раннего возраста. Дети, растущие без отца, чаще других имеют низкую успеваемость в школе, проблемы в эмоциональной и поведенческой сферах, поэтому такие дети нуждаются в помощи психотерапевта. У них также может сформироваться алкогольная или наркотическая зависимость.

В семьях, где отсутствует отец, регистрируется большее число самоубийств среди юношей и подростков. Кроме того, у детей, растущих без отца, представление об отцовстве складывается под воздействием матери.

Впоследствии сыновья, транслируя подобный образец отцовства, чаще других становятся безответственными и некомпетентными родителями.

Как пишет Э. Клэр, идеальный образ отца люди обычно видят в создателе всего живого на Земле - Боге. Но этот отец воплощает много противоречий, которые у большинства людей также проявляются в их борьбе за статус хороших родителей. С одной стороны, Бог прощает все людские грехи и дарует им спасение, с другой, он жестокий и всесильный судья, способный наказать человека за грехи. Подобные противоречия находят свое отражение и в современном отцовстве, когда во взаимоотношениях с детьми отец проявляет как любовь, так и агрессию. Э. Клэр задается вопросом об истинной роли отца в воспитании ребенка. Он пишет, что эффекты отцовского воспитания более четко прослеживаются при сравнении характера детей в полных семьях и семьях без отцов. Дети, в воспитании которых отцы играли значимую роль, более уверены в себе и самодостаточны. Они испытывают меньшие трудности во взаимоотношениях с противоположным полом и менее подвержены действию предрассудков. Дети в полных семьях способны преодолеть консерватизм во взглядах на родительские роли и сформировать свое собственное представление о них.

Причастность отца к воспитанию ребенка в возрасте одного месяца сказывается на его когнитивном развитии в возрасте от одного года и более. Исследования также показывают зависимость между отцовским воспитанием и интеллектуальным развитием и социальной зрелостью ребенка в возрасте 6 - 7 лет, когда дети достигают значительных успехов в школе и способны получить хорошее образование. Таким образом, отцы развивают в своих детях различные способности и таланты, проявляющиеся в старшем возрасте. Вовлеченность отца в воспитание ребенка также позитивно влияет на формирование у него таких качеств как самоконтроль, самоуважение, социальная компетентность, ответственность и послушание.

В отличие от проблем классической науки, где можно говорить об относительной неизменности объекта изучения и возможности открытия устойчивых закономерностей, психологические проблемы, в том числе проблема влияния отца на развитие ребенка, напрямую связаны с культурным контекстом.

Современные методы искусственного оплодотворения, развивающаяся на Западе практика воспитания детей в лесбийских парах [26; 18], беспрецедентный рост числа разводов и неполных семей все чаще приводят к исчезновению отцовской фигуры из социальной ситуации развития ребенка, что ставит перед психологической наукой вопрос о последствиях таких сдвигов в воспитании детей для их психического развития, сексуальной идентичности, эмоционального благополучия. Как отмечает И.С. Кон, представление о слабости и неадекватности отцов - один из самых распространенных стереотипов общественного сознания [18; с. 26].

В последние десятилетия число исследований, посвященных роли отца, неуклонно растет. В них показано, что отцовское влияние часто оказывается независимым от материнского или, по крайней мере, таким же важным, как материнское [29; с. 18]. Активно стали изучаться вопросы значимости отцовской вовлеченности, любви, позитивной отцовской заботы (fathering) для детей и подростков.

Было показано, что отец имеет важнейшее значения для возникновения у ребенка ощущения себя, принадлежности к мужскому или женскому полу (ядерная половая идентичность) и овладения способами поведения, свойственными мужчинам и женщинам (полоролевая, или тендерная, идентичность). [10; с. 24]. Взрослея, мальчик постепенно все больше осознает свое «мужское бытие» и ищет отца, отождествление с которым способствует отделению от матери и деидентификации с ней.

Когда ребенок редко общается с отцом, идентификация с ним может быть задержана и установление уверенного чувства мужественности у мальчика нарушается. [10; с. 20]. Следует отметить, что сам по себе уровень маскулинности отца не важен для формирования адекватной полоролевой идентичности (не было обнаружено значимых корреляций между маскулинностью отцов и маскулинностью сыновей); идентификацию ребенка с отцом облегчает степень его теплоты и эмоциональной вовлеченности.

Отец необходим для успешного формирования не только маскулинности сыновей, но и феминности дочерей. [10; с. 20]. Экспериментально показано, что феминность девочек положительно коррелирует с маскулинностью их отцов. Психоаналитически ориентированные исследователи считают, что для успешного принятия женской половой роли девочка должна испытывать гордость от ощущения себя женщиной и идентифицироваться со своей матерью в ее взаимоотношениях с отцом. [10; с. 15]. Отсутствие отца нарушает формирование полоролевой идентичности у девочек, что приводит к усилению сепарационной тревоги, отрицанию чувств, связанных с уходом отца.

О значении семейной атмосферы для эмоционального развития ребенка известно уже достаточно много. Имеется множество экспериментальных свидетельств того, что делинквентное поведение, злоупотребление алкоголем, поведенческие трудности, депрессивные симптомы, безработица у отцов связаны с риском возникновения депрессивных и тревожных состояний у детей и подростков. Есть данные о важности детско-отцовского конфликта для возникновения депрессивной симптоматики у подростков. И, наоборот, удовлетворенность подростков отцовской поддержкой связана с меньшей частотой появления депрессивной и тревожной симптоматики.

Отдельную проблему представляет собой фактическое отсутствие отца в семье. Хотя и было показано, что дети из неполных семей испытывают больше трудностей по сравнению с детьми из полных семей, отмечается, что и в неполной семье развитие ребенка может быть вполне нормальным. [19; с. 36]. Например, связь между полоролевой идентичностью и наличием в семье отца не является однозначной: многие мальчики, растущие без отца, все же развивают адекватную полоролевую идентичность [10; с. 18]. Иначе говоря, отцовское отсутствие не является пагубным само по себе. В связи с этим ученые обратили внимание на «внутреннего отца», представленного в психике ребенка, т.е. на его образ.

Внутренний образ, или репрезентация «внутреннего отца» подробно изучены в рамках теории объектных отношений и родственных ей концепций. В них предполагается, что все аспекты внешних объектов находят свое психическое представительство во внутреннем мире человека - динамичном и большей частью бессознательном. В теории привязанности Дж. Боулби речь идет о внутренних рабочих моделях, развивающихся за счет обобщения специфических событий и опыта раннего детства. Внутренние объекты не являются простыми, зеркальными репрезентациями внешних, они динамично формируются и развиваются в результате действия множества различных факторов, внешних и внутренних. Например, в зависимости от пола, возраста и ситуации развития ребенка отец представляется ребенку то идеальным, сильным, обожаемым идеалом, то угрожающим и преследующим, то обесцененным, то авторитетным и достойным подражания. [10; с. 26].

Эмпирические исследования значимости репрезентаций родителей в жизни взрослого человека были начаты в конце 1970-х гг. зарубежными психологами. Создание в рамках теории привязанности Дж. Боулби специального опросника (Parental Bonding Instrument - PBI) позволило получить надежные корреляции между степенью воспринимаемой эмоциональной теплоты и контроля со стороны родителей и уровнем тревожности и депрессивности взрослых людей. Были экспериментально открыты феномены «холодного контроля» и «торможения поведения» со стороны родителей как факторы формирования уязвимости к депрессии и тревожным расстройствам соответственно. Относительно особенностей восприятия отца было обнаружено, что сверх контроль с его стороны, а также значительное расхождение в образах идеального и реального отца для мужчин значимо связаны с наличием у них депрессивной симптоматики. [13; с. 8].

Однако следует учитывать, что эти исследования относятся к воспоминаниям взрослых людей о своем детстве. Как отмечают некоторые исследователи, точность этих оценок может быть ограничена действием защитных механизмов. Кроме того, детство - слишком длительная эпоха в жизни человека, и, как показывают данные наблюдений, образ родителя меняется на его протяжении. Например, важнейшей задачей подросткового возраста является деидеализация репрезентаций родительских объектов, сформированных в более ранние годы детства, что усиливает амбивалентность отношений.

Такая деидеализация является основой конструктивных отношений с другими людьми, принятия их несовершенства, выработки реалистичных требований и ожиданий, а также принятия собственного несовершенства и постановки реалистичных жизненных целей. Для успешности процесса деидеализации имеют значение, как реальное поведение родителей, так и собственные фантазии ребенка, особенно в ситуации редких контактов или даже их отсутствия, когда отец не проживает с семьей.

Жалобы взрослого на неэмпатичность родителей могут отражать его неудачу в деидеализации инфантильных объектов и завершении подростковой индивидуации. [20; с. 18]. Исходя из этого, важен не столько анализ детского развития через призму воспоминаний взрослых, сколько обращение собственно к ребенку, к его чувствам, эмоциям, фантазиям и желаниям, связанным с родителями.

Количество экспериментальных исследований образа отца у детей и подростков невелико. В одном из них было показано, что дети 8 - 13 лет, у которых отмечалась депрессивная симптоматика, оценивают своих отцов как менее заботливых и более контролирующих. [20; с. 25]. A.M. Прихожан выявила, что эмоционально благополучные подростки воспринимают отца как позитивного, отмечая такие его качества, как заботливость, принятие. Подростки с повышенным уровнем тревоги оценивают отца как требовательного, принимающего, но доминантного и ненадежного.

Эмоционально благополучный школьник воспринимает отца как принимающего, заботливого, но требовательного. Для изучения представлений подростков о своих родителях в нашей стране был переведен на русский язык и адаптирован опросник «Подростки о родителях», позволяющий диагностически определить воспитательное воздействие родителей с точки зрения детей посредством нескольких переменных: интереса, директивное, враждебности, автономности и непоследовательности. Исходя из описаний авторов, каждая из переменных по-разному интерпретируется подростками в зависимости от их пола и того, кого из родителей они имеют в виду. Использование этого опросника показало существование некоторых связей между отдельными переменными воспринимаемых воспитательных практик отца с депрессивностью, тревожностью, отклоняющимся поведением.

Нравственная позиция отца определяет его позицию и как воспитателя. Она отличается от материнской. Если по своей природе женщина - существо более эмоциональное, одухотворенное, то в педагогической деятельности она в основном руководствуется чувствами. Мужчина же, как человек рациональный, деловой и серьезный, как правило, и в семейное воспитание вносит акцент разумного. А это значит, что отец четче и реалистичнее осознает цель воспитания и рационально выстраивает его стратегию и тактику, мотивированно, а, не чувственно избирая для этого необходимые средства, методы и приемы. [11; с. 14].

Отец имеет важнейшее значение для развития с самого момента рождения ребенка: он является первым внешним объектом для ребенка и играет роль модели при ранней идентификации. Отцы поощряют процесс отделения ребенка от матери, ускоряя тем самым процесс социализации. Отсутствие отца в семье или невыполнение им своих обязанностей приводит к развитию у ребенка психопатологии. [51; с. 26]. Именно в общении с отцом мальчик учится быть мужчиной, приобретает типично мужские черты характера - достаточно лишь подражать взрослому. Не будь мужчины в семье, мальчику много недоставало бы, потому что матери может подражать только дочь. Тем не менее, и девочка, когда в ней начинает пробуждаться женственность, способна многому научиться у отца. У нее складывается точное представление о том, что собой представляет мужчина.

Следует, однако, отметить, что образ отца у ребенка из неполной семьи экспериментально практически не исследован. Это осложняется отсутствием подходящей психодиагностической методики, позволяющей изучать у ребенка образ отца даже в случае отсутствия непосредственных контактов с ним. Широко известный опросник PBI (father) Г. Паркера нацелен на изучение особенностей восприятия отца на основе опыта реальных отношений с ним ребенка. Кроме того, остается неизученным вопрос о возможности совместного влиянии факторов наличия отца и типа его образа на эмоциональное благополучие и полоролевую идентичность ребенка.

Немногочисленные исследования особенностей образа отца у детей и их связи с личностными особенностями обычно не учитывают пол и возраст ребенка, что является существенным недостатком, так как формирование отцовского образа может быть в значительной мере связано с половозрастными особенностями ребенка.


1.4 Полная семья как условия гармоничного развития личности


Актуальность межличностных отношений в семье и их влияние на формирование личности и поведения детей заключается в следующем: очень важный фактор эмоциональной уравновешенности и психического здоровья ребенка - это стабильность семейной среды. Большое значение имеет «качество» семьи, её воспитательная способность. Семья, неспособная воспитывать, приводит к серьезным нарушениям в процессе социализации ребенка.

В процессе близких взаимоотношений с матерью, отцом, братьями, сестрами, дедушками, бабушками и другими родственниками у ребенка с первых дней жизни формируется структура его личности. Он входит в мир своих родных, перенимает нормы их поведения. Поэтому родители в жизни ребенка играют большую и ответственную роль. Они дают первые образцы поведения. Ребенок подражает, и стремиться быть похожим на мать и отца. Когда родители понимают, что во многом от них самих зависит формирование личности ребенка, то они ведут себя так, что все их поступки и поведение в целом способствуют формированию у ребенка тех качеств и такого понимания человеческих ценностей, которые они хотят ему передать. Такой процесс воспитания можно считать вполне сознательным, так как постоянный контроль над своим поведением, за отношение к другим людям, внимание к организации семейной жизни позволяет воспитывать детей в наиболее благоприятных условиях, способствующих их всестороннему и гармоничному развитию. Одной из главнейших функций семьи заключается в создании условий для развития личности ребенка.

Большую роль играют в семье взаимоотношения между представителями разных поколений, а так же в пределах одного и того же поколения. Семья как малая социальная группа оказывает влияние на своих членов. Одновременно каждый из них своими личными качествами, своим поведением воздействует на жизнь семьи. Отдельные члены этой малой группы могут способствовать формированию духовных ценностей её членов, влиять на цели и жизненные установки всей семьи. [2; с. 5].

Чем меньше семья, тем выше требования психологической совместимости ее членов. В большой семье психотерапевтическая нагрузка распределяется, и возникают микрогруппы по интересам и духовной близости: отец-сын, бабушка-внучка и т.д. [2; с. 16].

Родителям важно не только знать физиологически обусловленный уровень интеллектуальных, физических и других задатков своих детей, но и оказывать им содействие в их развитии, применении и совершенствовании. Это создаст благоприятные предпосылки для диагностики и реализации личностного потенциала ребенка в приемлемой для него сфере общественно-значимой деятельности.

Результаты специального изучения своеобразия семейных отношений последних лет позволили педагогам-исследователям выделить типичные модели отношений между взрослыми и детьми. Они были положены в основу соответствующей систематизации, отражающей те или иные системообразующие признаки. Это позволило сформировать достаточно широкий спектр научных подходов. Рассмотрим тот из них, где в качестве основания для систематизации выступает характер внутрисемейных отношений и его влияние на воспитание детей.

Семьи, уважающие детей. Детей в таких семьях любят. Родители знают, чем они интересуются, что их беспокоит. Уважают их мнение, переживания, стремятся тактичным советом помочь и ободрить. Это наиболее благополучные для воспитания семьи. Взаимоотношения родителей и детей характеризуются общей высоконравственной атмосферой семьи: порядочностью, откровенностью, взаимным доверием и равенством.

Отзывчивые семьи. Отношения между взрослыми и детьми нормальные, но существует определенная дистанция, которую родители и дети стараются не нарушать. В таких семьях родители чаще всего сами решают, что нужно детям, вникают в их заботы и интересы, а дети делятся с ними своими проблемами. Они растут послушными, вежливыми, дружелюбными, но недостаточно инициативными. Часто дети в таких семьях с трудом могут сформировать и отстаивать собственное мнение, легко попадают в зависимость от других людей.

Материально-ориентированные семьи. В таких семьях главное внимание уделяется материальному благополучию. Детей здесь с раннего детства приучают смотреть на жизнь прагматически. Духовный мир родителей и детей, как правило, обеднен. Такой вариант модели воспитания может сформироваться и при чрезмерной увлеченности родителей собой, своей работой или собственными отношениями.

Враждебные семьи. В таких семьях преобладает неуважение к детям, недоверие, слежка за ними и телесные наказания. В результате дети, как правило, растут скрытными, недружелюбными, плохо относятся к родителям, не ладят между собой и со сверстниками, не любят школу и могут уйти из семьи.

Антисоциальные семьи. Это скорее не семьи, а временное пристанище для детей, которых здесь не ждут, не любят и не приемлют. Родители в этих семьях, как правило, ведут аморальный образ жизни. Влияние таких родителей на детей крайне негативно.

Несомненно, что содержание и направленность каждой из представленных моделей семейных отношений формируются в результате взаимодействия многих факторов. Нам же важнее всего рассмотреть те из них, которые оказывают отрицательное влияние на формирование семейной воспитательной среды.

Основное влияние на развитие личности человека имеет семья - родители и родственники. Дети, лишенные возможности непосредственно и постоянно участвовать в жизни малой группы, состоящей из родных и близких им людей, серьезно обеднены и обездолены судьбой.

Благодаря своим особенностям семья как малая группа создает своим членам такие условия для эмоциональных проявлений и удовлетворения эмоциональных потребностей, которые помогают человеку ощущать свою принадлежность к обществу, усиливают чувство его безопасности и покоя, вызывают желание оказывать помощь и поддержку другим людям.

Отклонения в поведении детей и молодежи свидетельствует чаще всего о серьезных нарушениях в жизни семьи. Возможно, что дети из этих семей, подражая своим родителям, неправильно воспринимают духовные и материальные ценности. Сделана попытка определить механизм связи между правильными позициями родителей и нормальным развитием, поведением ребенка, с одной стороны, а так же неправильными позициями родительских отношений и нарушениями в поведении детей - с другой.

При исследовании проблемы выделялись такие стили родительских отношений, как, например, излишнее любопытство, снисходительное отношение к ребенку, чрезмерное его оберегание. Последняя позиция складывается из ряда более частных, например обращение с ребенком в таком тоне, словно он совсем маленький, то есть ему меньше лет, нежели есть на самом деле. К этой же позиции можно отнести ограничение свободы ребенка, чрезмерное беспокойство о его здоровье, излишнее любопытство и т.п. Некоторые частные позиции могут входить в состав двух сложных различных позиций. Так, например, чрезмерная требовательность к ребенку или его социальная изоляция могут выглядеть как его оберегание. Эти родительские отношения являются выражением слишком большой эмоциональной концентрации внимания родителей на ребенке, которая дает чаще всего отрицательные результаты. Постоянное критиканство в адрес ребенка, суровое обращение с ним также могут быть характерны для позиций чрезмерной требовательности. Общей чертой отношения родителей к детям в каждом из этих случаев является тенденция к полной власти над ребенком. [2; с. 35].

Среди сложных позиций можно выделить главные типы, позволяющие объяснить различные стили поведения родителей по отношению к детям.

В качестве основных типов выберем:

) чрезмерную эмоциональную дистанцию между родителями и ребенком и слишком большую концентрацию внимания на ребенке. А между ними, в центре, расположим эмоционально уравновешенное отношение к ребенку;

) доминирование и уступчивость по отношению к детям, в середине - позицию внутренней независимости матери и отца, позволяющей свободно руководить ребенком.

Для уступчивости характерны такие черты поведения родителей, как мягкость, неумение или неспособность руководить детьми. Требования таких родителей немногочисленны и ненастойчивы, а их распоряжения и приказания дети редко выполняют.

В противоположность этой позиции доминирование, господство характеризуется непреклонностью родителей, тенденцией к ограничениям и суровости. Дисциплина и режим диктуются, к ним ребенок приучается под угрозой наказания, которое может быть суровым и даже жестоким, внешне возможно мягким, но фактически обидным и неприятным для ребенка, но в любом случае болезненно им воспринимаемым.

При чрезмерной эмоциональной дистанции стремление родителей к контактам с ребенком не отличается достаточной интенсивностью. Слово «дистанция» употреблено для определения психической отдаленности родителей от ребенка. [70; с. 23]. Родители с «дистанцией» обращены не к ребенку, а против или вне его. Их контакты в основном поверхностны, родители или равнодушны, или сдержаны в проявлении своих чувств, или открыто выражают неприязнь к своему ребенку. Контакт с ним для родителей, скорее всего, неприятен, во всяком случае, не доставляет радости и удовлетворения.

Чрезмерную концентрацию внимания родителей на ребенке характеризует их стремление постоянно быть около своего дитя, существовать исключительно для него, делать все возможное, чтобы весь дом «вертелся» вокруг ребенка. В таких случаях у отца и матери появляется потребность посвятить свою жизнь ребенку. Они требуют от него полного и частого общения, лишающего ребенка необходимой свободы. Причем родители откладывают все свои дела, как только ребенок появляется в поле их зрения.

Постоянное навязывание контактов очень часто мешает развитию активности ребенка. Родители, чрезмерно сконцентрированы на своем ребенке, склонны навязывать ему многочисленные предложения, поэтому ребенок находится под постоянным «обстрелом» их помыслов и действий. Одновременно родители бдительно следят за его поведением.

Эмоциональная уравновешенность родителей является необходимым условием для хорошего контакта с ребенком и обращения с ним как формирующейся личностью. Неполная семья может быть отнесена к кризисной социальной ситуации развития, поскольку не только не способствует накоплению у подрастающего поколения опыта социального взаимодействия, но, зачастую, является причиной возникновения различных отклонений в социализации личности ребенка.

Вместе с тем, данное заключение не является абсолютной характеристикой неполной семьи, поскольку в каждой из них в зависимости от причин возникновения таковой создаются различные условия для социального развития ребенка. В первую очередь, в семьях, ставших неполными в следствие смерти отца, в отличие от семей одиноких матерей или разведенных родителей, наблюдается бережное отношение друг к другу, сохраняется память о его «светлом образе», что позволяет поддерживать авторитет отца в глазах детей и сохранять воспитательный потенциал семьи на достаточно высоком уровне.

В отдельных случаях увеличению воспитательного потенциала семьи и преодолению кризиса в социальном развитии ребенка может способствовать и развод, если он нормализует психологическую атмосферу в семье, избавляет ребенка от затянувшегося конфликта между родителями, поскольку не всегда социальная роль отсутствующего в семье отца такова, что ребёнок может получить от неё какую-либо пользу. Наоборот, нередко эта роль является тормозом или препятствием для нормального развития личности ребенка, особенно если ребенок постоянно имеет перед собой деформированный, отрицательный, отталкивающий пример. Таким образом, «полнота» семьи в большей степени зависит не от фактического наличия обоих родителей, а от полноты выполнения ими родительских функций по воспитанию детей, подготовке их к жизни в обществе. Основными причинами возникновения отклонений в социализации личности являются функциональные нарушения в жизнедеятельности полной семьи, обусловленные, в свою очередь, различными причинами объективного и субъективного характера. Кроме того, семьи с неблагоприятной психологической атмосферой, в том числе конфликтные, могут характеризоваться как неполные, поскольку в них существует дефицит позитивного общения, столь необходимого для социального развития личности.

Рассмотрим теперь, что способствует формированию контакта с ребенком. Прежде всего, это подход к детям без преувеличенной сосредоточенности внимания, но и без чрезмерной эмоциональной дистанции, то есть, необходим контакт свободный, а не напряженный или слишком слабый и случайный. [18; с. 24]. Речь идет о таком подходе к детям, который можно охарактеризовать как уравновешенный, свободный, направленный к уму и сердцу ребенка, ориентированный на его действительные потребности. С другой стороны, это должен быть подход, основанный на определенной независимости, в меру категоричный и настойчивый, являющийся для ребенка опорой и авторитетом, а не властным, командным приказом или уступчивой, пассивной просьбой.

Нарушения контакта с ребенком проявляются в нескольких характерных формах. При чрезмерной дистанции возникает агрессивность, заключающаяся в том, чтобы «найти на него управу», не вникая в потребности ребенка или мотивы его поведения.

При чрезмерной эмоциональной концентрации внимания к детям появляется упорное и твердое стремление родителей корректировать поведение ребенка, держать его при себе, ограничивать социальные контакты.

Уступчивость не обязательно означает только подчинение родителей прихотям ребенка. Это может быть абсолютным подчинением ему всего своего существования, которое полностью зависит от требований и потребностей их дитяти. Такие родители почти перестают жить собственной жизнью. Уступчивые родители по отношению к ребенку демонстрируют свою пассивность, душевную отдаленность. Чаще всего они уклоняются от общения с ребенком, игнорируют его эмоциональные потребности.

Указанные виды нарушений контакта с ребенком определяют основные типы неправильных позиций: отвергающая, уклоняющаяся, чрезмерно требовательная и чрезмерно оберегающая.

При чрезмерной эмоциональной дистанции и доминировании родителей мы имеем дело с отвергающей позицией. Ребенок воспринимается родителями как «тяжкий груз». Они не любят ребенка и не желают иметь его, испытывают чувство разочарования и крушения их планов. Заботу о нем они считают неприятным делом.

Позиция, отвергающая ребенка, характерна также при проявлении и таких негативных чувств, как порицание, постоянная критика ребенка, диктаторское, не допускающее возражений обращение с ним, нежелание вникать в мотивы его поведения или потребностей, руководство путем приказов, многочисленные требования и суровые наказания. [14; с. 26]. При этом у некоторых родителей отсутствует признание каких-либо положительных качеств ребенка. Они не допускают даже некоторой доли снисходительности или терпимости в отношении его недостатков.

Противоположным является отношение к ребенку, когда родители принимают его таким, каков он есть: с его внешним видом, с его характером и умственными способностями. Такие родители действительно любят своего ребенка и не скрывают от него этого чувства. Контакт с ребенком для них приятен и дарит им радость и счастье. Они видят в ребенке личность, достойную похвалы и одобрения. Они хорошо знают потребности ребенка. Они допускают его эмоциональную независимость.

Уклонения возникает при чрезмерной эмоциональной дистанции родителей по отношению к своему ребенку или при их уступчивости и пассивности. Этот вид отношения к детям характеризует людей с убогими чувствами, эмоционально равнодушных. Общение с ребенком не доставляет им удовольствия, не знают, что им делать. Контакты таких родителей носят случайный и редкий характер, хотя внешне создается впечатление о хороших отношениях, так как ребенку предоставляется чрезмерная свобода, а в семье царит показной либерализм. При этом характерны: пассивность в установлении контакта с ребенком, уклонение от попыток ребенка общаться с родителями, игнорирование материальных потребностей ребенка. Крайняя степень позиции этого типа - бегство от ребенка. Родительские позиции оказывают влияние на поведение ребенка в семье. Отталкиваемый и отвергаемый ребенок чувствует себя ненужным, лишним, отодвинутым в семье на второй план. Такие дети иногда борются за свое положение в семье или пытаются обратить на себя внимание плохим поведением, которое не одобряется их родителями, но помогает ребенку стать центром семейного внимания. [2; с. 24].

Таким же лишним ребенок чувствует себя тогда, когда родители уклоняются от общения с ним, не участвуя в играх, почти не замечают его, постоянно заняты своими делами.

Дети родителей, чрезмерно их оберегающих, чаще всего занимают показную позицию, излишне выдвинутую на задний план. Они сосредотачивают на себе внимание всех окружающих. Потребности этих детей доминируют над потребностями других членов семьи. К такому ребенку относятся как к божеству, которому все служат. Подобную позицию чаще занимает единственный ребенок, или самый младший, или один из детей, склонный к заболеваниям, о здоровье которого родители чрезмерно тревожатся и не могут преодолеть эти волнения.

Ребенок, от которого слишком много требуют, которого принуждают и которым командуют, также не имеет надлежащей позиции. На нем, как и на излишне оберегаемом ребенке, концентрируется внимание родителей, однако пред ним выдвигаются требования, которые не ставятся перед другими членами семьи. Даже в малейшей степени за ним не признается право на самостоятельные действия. Родители вообще не уважают его права в отличие от признания прав других членов семьи.

Правильные воспитательные позиции родителей, выражаются в первую очередь в восприятии ребенка как личности, определяют одновременно и позицию ребенка в семье как полноправного члена, к правам и потребностям которого относятся в родном доме с уважением.

В современной семье все прочнее укореняется демократический стиль жизни, обеспечивающий ребенку по отношению к родителям, более равноправную позицию.

Позиция ребенка в семье изменяется в зависимости от его возраста. Чем меньше ему лет, тем нейтральнее место он занимает в семье, тем сильнее его зависимость от родителей. Когда он становится старше, то его зависимость уменьшается, наоборот, растет его автономность, заметно уравниваются его права с другими членами семьи. [16; с. 25].

На позицию ребенка влияет число детей в семье. Позиция единственного ребенка отличается от позиции ребенка в многодетной семье, так же как и первенца - от самого младшего. Наконец, особая позиция: у единственной девочки среди братьев и единственного мальчика среди сестер. Соперничество среди детей в многодетной семье - явление весьма частое. К различиям, связанным с возрастом или полом, может добавляться выделение родителями кого-то из детей. Это вызывает ревность остальных членов семьи. [2; с. 16].

В подростковом периоде родителям необходимо постепенно готовиться к роли советников, консультантов, чтобы в будущем с этих позиций руководить ребенком, направлять его и лишь в самых крайних случаях прибегать к авторитарным указаниям или запретам. Если же отношения складываются плохо, то причины коренятся в первую очередь в неправильном отношении к ребенку в данное время или касаются предыдущих периодов его развития.

В любом периоде жизни человека родители являются для него примером как личности. Благодаря этому с детских лет большинство людей в своем поведении подражают родителям, которые с колыбели одаривают его одним из прекрасных человеческих проявлений - родительской любовью. Эта взаимосвязь имеет огромное значение для ребенка, так как влияет на формирование характера, жизненных позиций, на его поведение, отношение к людям, в целом на формирование его личности.

Благодаря эмоциональной связи любящие и понимающие свои обязанности родители с малых лет формируют у ребенка нормы и стиль поведения, объясняют ему мир человеческих ценностей, внушают, что можно, а что не следует делать. Ребенок в процессе развития усваивает эти наказы, запреты, взгляды так, что они становятся его собственными убеждениями, то есть человек создает свою систему ценностей.

Родители формируют интересы ребенка, советуют ему выбрать те или иные спортивные занятия, влияют на выбор друзей, на решение вопроса будущей профессии, на его отношение к сексуальным проблемам, на выработку социальной позиции. Имея свою, заимствованную у родителей систему ценностей, ребенок может сопоставлять ее с взглядами и поведением своих друзей-ровесников.

Для формирования собственного «Я» решающим фактором являются взгляды и поведение родителей. Благодаря их правильной позиции ребенок создает о себе определенное мнение. При суровой и отвергающей позиции ребенок ощущает страх и оценивает себя негативно. [13; с. 26].

Только семья - родители и близкие родственники, их образ жизни, содержание общения и стиль взаимоотношений - формируют у детей образцы, эталоны мужчины и женщины. Дети в закрытых учреждениях лишены возможности видеть особенности поведения и отношений друг к другу и другим людям мужчин и женщин, воспринимать и участвовать в семейных отношениях. Однако И.В. Дубровина и М.И. Лисина (1990) не придают фатального значения общению ребенка с его кровными родственниками. Наиболее важным считают они характер контактов, складывающихся у ребенка с взрослыми, которые о нем заботятся.

В.Н. Дружинин отмечает, что ребенок обучается своей будущей супружеской роли, мысленно отождествляя (идентифицируя) себя с родителем того же пола. Для мальчика особое значение имеет опыт общения с отцом, и, более того, опыт наблюдения за поведением отца по отношению к матери.

Родители, разумеется, могут и должны предъявлять требования к своему ребенку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Однако те из них, которые предпочитают всем видам воздействия приказ и насилие, сталкиваются с сопротивлением ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы своими контрмерами: лицемерием, обманом, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью.

Но даже если сопротивление оказывается сломленным, вместе с ним оказываются сломленными и многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и в свои возможности. Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнений ребенка, систематическое лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, - все это гарантия серьезных неудач формирование его личности.

Опека в семье - это система отношений, при которых родители, обеспечивая своим трудом удовлетворение всех потребностей ребенка, ограждают его от каких-либо забот, усилий и трудностей, принимая их на себя. Вопрос об активном формировании личности отходит на второй план.

В центре воспитательных воздействий оказывается другая проблема - удовлетворение потребностей ребенка и ограждение его то трудностей.

Родители, по сути, блокируют процесс серьезной подготовки их детей к столкновению с реальностью за порогом родного дома. Именно эти дети оказываются более неприспособленными к жизни в коллективе. [5, с. 42].

Как раз эти дети, которым, казалось бы, не на что жаловаться, начинают восставать против чрезмерной родительской опеки. Если диктат предполагает насилие, приказ, жесткий авторитаризм, то опека - заботу, ограждение от трудностей. Однако результат во многом совпадает: у детей отсутствует самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, лично их касающихся, а тем более общих проблем семьи.

Возникновение у детей различного типа нарушений в поведении, связанных с семейной средой, свидетельствует о снижении воспитательной функции родительской семьи. К тяжелым последствиям отклонений в семейном воспитании следует отнести преступность, социальный паразитизм, тунеядство, азартные игры, алкоголизм, наркоманию, умственную недоразвитость, психические заболевания и другие патологические явления, источником которых в большинстве случаев стала среда, окружавшая ребенка в семье. Известно, что семья как малая социальная группа является наилучшей воспитательной средой. Однако некоторые факторы, связанные с составом семьи, состоянием ее внутренних взаимоотношений или воспитательно-неверными позициями родителей, могут вызывать снижение воспитательной способности семьи. Эти факторы могут приводить к нарушениям в поведении детей и даже к отрицательным явлениям в формировании их личности. Одним из факторов, нарушающих выполнение воспитательных функций семьи, могут быть изменения в ее составе. Семья является такой малой группой, которая постоянно развивается и видоизменяется.

В выполнении воспитательной функции по отношению к детям главную роль играет супружеская пара - отец и мать. В связи с этим говорят о полной семье и неполной, когда отсутствует один из родителей. Стабильность семейной среды является важным фактором для эмоционального равновесия и психического здоровья ребенка. Распад семьи, вызванный разводом или раздельным проживанием родителей, всегда приносит глубокое потрясение и оставляет у ребенка прочную обиду, которую можно лишь смягчить. Это явление - существенная общественно-воспитательная проблема.

Разлука с одним из родителей может привести к появлению у ребенка чувства страха, депрессию и ряд других симптомов невроза.

Атмосфера напряженности и конфликтных семейных ситуации действует на ребенка резко отрицательно. Дом перестает быть для него опорой, он теряет чувство безопасности, исчезает тот источник, которым была для него семья, когда в ней царила эмоциональная связь родителей, когда они и мир их ценностей были примером для подражания. Нарушение такой стабильности семейной системы может привести ребенка, особенно в подростковом и юношеском возрасте, к поискам опоры вне дома. В таком состоянии дети легче поддаются внешним влияниям, так как стремятся к разрядке внутреннего напряжения.

При этом надо помнить, что чем длительнее по времени разногласия в семье, тем сильнее их отрицательное влияние на ребенка. [2; с. 14].

При чрезмерно требовательной, принуждающей позиции родители обычно приспосабливают ребенка к выработанному ими образцу, не считаясь с его развитием, индивидуальными особенностям и возможностям. Они требуют от него высоких достижений. Такие родители стремятся ускорить естественный процесс развития ребенка, не признают права ребенка на самостоятельность, ограничение свободы. Родители ориентируются на его чрезмерные успехи в будущем, поэтому навязывают ему многочисленные предложения.

Противоположностью вышеупомянутой позиции является позиция признания прав ребенка. Родители относятся к проявлениям активности ребенка свободно, неформально, проявляют уважение к его индивидуальности. Они готовы пояснить и обосновать свои требования или применяемое наказание. Ребенок в такой семье знает, чего от него ждут, понимает, что эти ожидания он способен оправдать.

Иной тип сложной родительской позиции характеризуется тем, что родители чрезмерно сконцентрированы на ребенке, но обладают уступчивостью. В этом случае возникает чрезмерное оберегание. Отношение родителей к ребенку в основном бывает некритичным. Зачастую они считают свое дитя образцом совершенства. Родители обращаются с ребенком как с младенцем; преувеличенная опека и излишняя снисходительность; разрешение за него трудностей, препятствий к его самостоятельности; излишнее любопытство к жизни ребенка; социальная изоляция ребенка; чрезмерная забота о его здоровье; поощрение одностороннего развития способностей. При указанной родительской позиции мать постоянно уступает ребенку, терпит его капризы и неправильные поступки, удовлетворяет каждую прихоть, однако не предоставляется свобода ребенку.

Следует еще обратить внимание на возможность непоследовательного поведения родителей. При неправильных воспитательных позициях поведение отца и матери характеризуется наличием у них некоторой двойственности. Так, например, мать, мало интересующаяся ребенком, не проявляющая заботы о нем, время от времени вдруг принимается «делать из него человека», кричит, требует дисциплинированности, запугивает, грозит выгнать из дому. Поведение такой матери свидетельствует скорее о ее уклоняющейся позиции, которая периодически приближается к отвергающей. [16; с. 27]. Иная мать, также преимущественно не занимающаяся ребенком и игнорирующая его потребности, периодически, как бы вспомнив о нём, начинает рьяно опекать его, прислуживает ему, удовлетворяет все его прихоти. В этом случае двойственность возникает между уклоняющейся позицией и чрезмерно оберегающей. А общей чертой между ними является тенденция к пассивности, уступчивости по отношению к ребенку.

Можно встретить родителей, которые чрезмерно оберегают ребенка и слишком много от него требуют. Эти родители всегда сконцентрированы на ребенке, с той лишь разницей, что в одних случаях они уступают ему или оберегают его, а в других - сурово и непреклонно ставят требования и навязывают свои суждения.

Встречаются родители с тенденцией к доминированию над ребенком, которые стараются, чтобы ребенок был образцовым во всех отношениях. Но время от времени они как бы теряют терпение и начинают применять суровые наказания, бросают упреки и угрозы. В этом случае наблюдается переход от чрезмерно требовательной позиции к отвергающей.

От отношения к ребенку отца и матери, от удовлетворения его психических потребностей во многом зависит возникновение и развитие определенного типа поведения человека в течение жизни. [2; с. 14].


1.5 Факторы развития личности


Прежде чем анализировать факторы развития личности и их составляющие обратимся к основному понятию. Смысловое значение понятия «фактор» (с лат.) означает: делающий, производящий. Это - причина, движущая сила какого-либо процесса, явления, определяющая его характер или отдельные черты. [18; с. 36].

В философском словаре дается следующая трактовка: фактор - момент, существенное обстоятельство в каком-либо явлении, процессе, причина или движущая сила, определяющая его характер и специфику. К внешним, или детерминантам окружения, относятся принадлежность индивидуума к определенной культуре, включая природно-климатический фактор, специфику страны и общества, этнические традиции, принадлежность к социально - экономическому классу и уникальной для каждого семейной среде. С другой стороны, внутренние детерминанты включают генетические, биологические и физиологические факторы.

Внутренние детерминанты можно определить как влияние наследственных факторов. Генетические факторы - это тот род влияний на поведение, который передается от родителей к детям благодаря механизму наследственности. Наследственность - это свойство организмов повторять в ряду поколений сходные типы обмена веществ и индивидуального развития в целом. Люди от рождения бывают наделены различными задатками. Задатки - это морфологические и функциональные особенности строения мозга, органов чувств и движения, которые выступают в качестве природных предпосылок развития каких-либо особенностей личности. [11; с. 26]. Различия между людьми в задатках заключается, прежде всего, в природных особенностях их нервно-мозгового аппарата. Наряду с окружающей средой наследственные факторы играют ключевую роль в обусловливании развития личности. [7; с. 12].

Сразу после рождения ребенок попадает в определенную среду, которая, начиная с природно-климатических условий и заканчивая спецификой положения ребенка в конкретной семье, вступают во взаимодействие с внутренними факторами, образуя единство различных факторов, обуславливающих развитие личности. Естественная среда, включая климат, природные условия и ресурсы, оказывает специфическое опосредованное воздействие на ребенка через культурные традиции и особенности образа жизни данного общества. Кроме того, в настоящее время достаточно изученными представляются и влияние таких внутренних факторов, как: различные физические дефекты, как наследственного, так и приобретенного характера, на специфику развития личности ребенка, например, некоторые специфические личностные черты у слепых детей или сложности социализации, влияющие на формирование определенных качеств личности у глухих детей. [62; с. 25]. Даже физическое здоровье, являющееся базой для всего дальнейшего развития личности, во многом зависит от экологических условий, например, загрязненности окружающей среды, в которых находится развивающийся организм еще до рождения.

Взаимодействие внутренних и внешних факторов развития личности начинается еще до рождения ребенка, определяя его врожденные характеристики, с которыми он попадает в не менее влиятельную социальную среду.

Важнейшим фактором социальной среды является культура, которая формирует личность главным образом потому, что она дает готовые, апробированные решения многих жизненных проблем, включая средства коммуникации, такие, как: язык, схемы медицинского лечения, научные достижения, облегчающие жизнь, этика, религия. Культура предлагает хранилище решений, не всегда точных, но всегда доступных. Культура - это набор изобретений, возникших в разных частях мира (или подгруппах населения), чтобы сделать жизнь более эффективной и понятной для людей, сталкивающихся с одинаковыми проблемами: рождением, ростом, смертью, поиском здоровья, благосостояния и смысла, решения эти передаются из поколения к поколению. [10; с. 18]. Сначала культура - инструмент, обучающий человека удовлетворять свои потребности в обществе. Постепенно она становится ценностью сама по себе, хотя не обязательно все особенности данной культуры усваиваются и интернализуются человеком. Человеческий младенец не может выжить, если о нем не заботятся окружающие. Так как у маленького ребенка мало природных ресурсов для выживания, он, в отличие от многих других организмов, становится «пленником» своей культуры.

Стремление индивида «быть как другие», принадлежать к определенной общности людей, или, как это сейчас принято обозначать, иметь социальную идентичность - многоаспектное явление. Оно находит выражение во множестве конкретных проявлений. Анализ социально-психологических особенностей человека в условиях разных социальных формаций и положения современного человека в мире, исследования процессов этнической принадлежности показывают, насколько важную функцию в человеческом бытии выполняет его изначальная потребность в принадлежности к определенной социальной общности. Многочисленные исследования социальных психологов о том, как человек ищет подобия с другими и насколько он испытывает стремление ассоциироваться с ними, данные из детской психологии о роли потребности в симбиозе, принадлежности, безопасности, нежном уходе и общении в психологическом развитии ребенка. [12; С. 36], изучение социально-ролевой идентичности в плане анализа межгрупповых отношений и группового членства, половой самоидентичности и полового диморфизма, - с разных сторон демонстрируют первостепенность потребности в принадлежности и поиска идентичности с другими, что является базой для усвоения культурных моделей поведения и восприятия, транслируемой этими другими. Важно отметить, что усвоение культурных моделей происходит в основном в ранние годы жизни, индивидуализация и бунт происходят позже.

Реверс предложил рассматривать в процессе аккультурации три стадии:

) усвоение культурной модели;

) сопротивление этой модели;

) ассимиляцию пересмотренной модели в качестве непосредственного приспособления взрослой личности.

Так, например, Н.И. Сарджвеладзе в своей работе, посвященной изучению взаимодействия личности с социальной средой, предлагает рассматривать развитие личности через понятие «личностный способ бытия», которое означает не только и не столько то, насколько человек автономен, но и насколько он стремится к автономности и самостоятельности. По его мнению, личность не только совокупность определенных потенциальных возможностей, которые, так или иначе, реализуются в ходе жизни, но и субъект, сам стремящийся к реализации этих возможностей. [14; с. 28].

Однако влияние культуры не может быть единообразной последовательностью влияний, сходным образом действующих на всех членов данной культуры. Первоначально влияния среды накладываются на врожденные и наследственные особенности, однако даже при сходным наследственных параметрах, например, у сиблингов, влияние среды может быть сколько угодно различным. В одной семье встречаются дети с разными ожиданиями и отношением к ним: старшие, средние и младшие дети вследствие своего положения в семье испытывают различные социальные влияния, культурные предписания по воспитанию девочек и мальчиков разнятся, отличаются отношение к детям в зависимости от исторического периода, экономического статуса семьи, образовательного уровня родителей и пр. Реальная культура, таким образом, не является монолитным фактором, она воздействует избирательно - в зависимости от человека и преобладающих условий.

Однако есть определенные принципы и механизмы (например, интериоризация, идентификация, интернализация), лежащие в основе того, как протекает аккультурация маленького ребенка в данном обществе. Например, родители, служащие моделью для подражания, посредством своих поступков, убеждений и целей, оказывают на детей влияние, сохраняющиеся на протяжении всей их дальнейшей жизни.

Таким образом, фактором развития личности мы будем считать каждую переменную, оказывающую влияние на процесс развития личности в направлении адаптации, как приспособления к условиям жизни в социуме, социализации, как выполнения социальных задач общих для всех представителей данной культуры в определенный возрастной период, и индивидуализации, как полной реализации своего «Я». [19; с. 42].

На основе изученного материала, можно сделать следующие выводы:

. Роль отца в воспитании ребенка, является необходимым условием полноценного развития личности. Отцовство как совокупность социальных и индивидуальных характеристик личности, влияющих на все уровни жизнедеятельности человека, связано и с объективными характеристиками личности, такими как: потребности, влечения, желания, установки, и с субъективными характеристиками личности - ценностными ориентациями, мировоззрением, а также с образом Я (реальным идеальным, социальным), Я - концепцией личности и самооценкой. Отец необходим для успешного формирования не только маскулинности сыновей, но и феминности дочерей.

. От отношения к ребенку отца и матери, от удовлетворения его психических потребностей во многом зависит возникновение и развитие определенного типа поведения человека в течение жизни.

. Фактором развития личности можно считать каждую переменную, оказывающую влияние на процесс развития личности в направлении адаптации, как приспособления к условиям жизни в социуме, социализации, как выполнения социальных задач общих для всех представителей данной культуры в определенный возрастной период, и индивидуализации, как полной реализации своего «Я».


2. Эмпирическое исследование влияния отцовства на психологическое развития ребенка


2.1 Организация программы и методы исследования


В настоящее время остаются мало изученными вопросы, касающиеся роли отца в развитии, воспитании и социализации ребенка, недостаточно разработана тема формирования отцовства, психологических условий развития личности отца. Понимание этих процессов необходимо при составлении программ психологического сопровождения семьи, ожидающей ребенка. Изучение данной темы охватывает широкий круг проблем: исторических, психофизиологических, различных аспектов семейной психологии, а также психологии личности и детской психологии (И.С. Кон, 1988; Ф. Дольто, 1997; Г. Дик-Рид, 1997; Р.В. Овчарова, 2003 и др.).

Таким образом, в психологии это - одна из самых мало изученных и неразработанных проблем. Мы не должны забывать, что именно родительство, является одним из важнейших этапов жизни человека, приходящимся на возрастной период взрослости. Родительство во многих культурах, так или иначе, связано с понятием зрелость. Кроме того, становясь родителем, человек проходит определенный этап развития своей личности. Э. Фромм видел в родительстве возможность реализации способности любить и партнера, и ребенка. Г. Крайг (2000) считает родительство высшей фазой как в индивидуальном развитии отца и матери, так и в развитии пары в целом - развитии идентичности интимности с близким человеком.

Отцовство, в литературе, исследуется как социальная роль, статус, в рамках исследования представлений и стереотипов, в аспектах гендерной психологии, психологии личности, как фактор, влияющий на изменения личностных характеристик, а также в рамках детской психологии, исследуется влияние отца на развитие личности ребенка (Г.С. Абрамова, 1097; H. Werneck, 2001).

Большинство зарубежных ученых (в том числе и психофизиологи) считают и научно обосновывают тот факт, что принципиальной разницы между отцом и матерью в уходе даже за совсем маленькими детьми нет (Н. Werneck, 2001). Отец может делать это так же хорошо, как и мать, что доказано исследованиями. Некоторые исследования показали, что в процессе «становления отца», еще в период беременности партнерши, в организме мужчины, как и женщины, происходят гормональные изменения.

В течение всего периода беременности у мужчины - будущего отца понижается уровень тестостерона в крови (Н. Werneck, 2001). Беспокойство и желание разделить с супругой ее тяготы, вызванные беременностью, могут быть настолько сильными, что мужчина начинает испытывать те же физиологические симптомы, что и его жена, например тошноту по утрам. По результатам недавно проведенного в Америке обследования 23% будущих отцов страдают таким синдромом сопереживания (Lepkin, 1982). Экспериментальное исследование проводилось с целью изучения влияния отцовства как психологического фактора на развитие личности ребенка.

Исследование проходило с 12.10.10 - 22.03.11 г. на базе Буpулукской основной школы, Акмолинской области, Есильского района.

Всего в эксперименте приняло участие 50 детей в возрасте 13 - 15 лет. Из них 24 (экспериментальная группа) - это подростки из не полных семей, в частности, воспитывающиеся без отца. И 26 (контрольная группа) - подростки из полных семей, где отцы полностью выполняют свои родительские обязанности и, прежде всего воспитательную функцию.

Основным методом исследования являлся констатирующий эксперимент, заключающийся в проведении психодиагностической работы с целью выявления личностных особенностей, в частности, стрессоустойчивости, локуса контроля и особенностей «Я - концепции» испытуемых обеих групп и сравнение данных параметров между собой.

Для достижения поставленной в эксперименте цели были включены следующие методы: психодиагностические тесты и методы математической статистики (U - критерий Манна-Уитни).

Батарея психодиагностических тестов включала: тест «Выход из трудных жизненных ситуаций», опросник «Уровень субъективного контроля» (УСК), методика «Оценка потребности в одобрении», «Методика исследования самоотношения» (МИС).

Тест «Выход из трудных жизненных ситуаций»

Цель: выявление психологической устойчивости личности к кризисным ситуациям, а также доминирующего у данного человека способа решения жизненных проблем.

Необходимо на каждое суждение выбрать один из возможных вариантов ответов. На основании, набранных испытуемым баллов, судят об особенностях развития психологической устойчивости личности к кризисным ситуациям, а также о типичных способах выхода из трудных ситуаций. Способ перевода ответов испытуемых в баллы:


Таблица 1. Способ перевода ответов испытуемых в баллы

Вариант ответаПорядковый номер суждения123456789а345031451б102203222в221415313

На основании общей суммы баллов, набранных испытуемым, судят о выраженности психологической устойчивости и типичных для человека способах выхода из кризисных ситуаций.

При сумме баллов от 7 до 15 делают вывод о том, что данный человек проявляет психологическую устойчивость к кризисным ситуациям. Легко примиряется с неприятностями, правильно оценивая случившееся и сохраняя душевное равновесие.

При сумме набранных баллов от 16 до 26 приходят к заключению о психологической неустойчивости, так как данный человек не всегда с достоинством выдерживает удары судьбы. Часто срывается, проклинает жизнь, т.е. расстраивается при возникновении проблем и расстраивает других.

Если сумма баллов оказалась в пределах от 27 до 36, то это дает основание сделать вывод о выраженности психологической неустойчивости. Данный человек не может нормально переживать неприятности и обычно реагирует на них психологически неадекватно.

Метод «Уровень субъективного контроля»

Цель: исследование уровня субъективного контроля.

Испытуемый последовательно читает утверждения и выражает свое отношение к каждому пункту, используя 7 - ми балльную шкалу от - 3 («полностью не согласен») до +3 («полностью согласен»). Баллы заносятся испытуемым на бланк ответов. Опросник включает в себя следующие оценочные шкалы:

. Шкала «Общей интенсивности» (ИО) - определяет уровень субъективного контроля.

. Шкала «Интернальности в области достижений» (ИД) - характеризует склонность испытуемого считать достигнутые успехи результатом либо собственной активности, либо случайных обстоятельств.

. Шкала «Интернальности в области неудач» (ИН) - выявляет преобладание у личности либо внешнего контроля, либо внутреннего контроля над отрицательными событиями.

. Шкала «Интернальности в области семейных отношений» (ИС) - содержит пункты, относящиеся к событиям семейной жизни.

. Шкала «Интернальность в области производственных отношений» (ИМ) - характеризует представление о себе как о человеке, способном оказывать влияние на партнеров по общению, устанавливать и контролировать неформальные контакты.

. Шкала «Интернальности в сфере здоровья и болезни» (ИЗ) - выявляет и определяет уровень развития чувства ответственности за состояние своего здоровья.

Обработка результатов проводится по ключам по каждой из 7 шкал, суммируя ответы на пункты по столбцам «+» и «-». Перевод сырых баллов в стены осуществляется с помощью специальных таблиц.

Методика «Оценка потребности в одобрении»

Она позволяет определить косвенную меру потребности человека в одобрении других людей. Чем выше эта потребность, тем больше поведение испытуемого, по крайней мере, на вербальном уровне, соответствует одобряемому образцу. Такие люди не возражают против неинтересной работы, сдерживают свои агрессивные реакции, в целом более конформны, податливы социальным воздействиям. У них имеется повышенная потребность в общении.

Инструкция. Вам предлагается ряд утверждений. Если данное утверждение совпадает с вашим личным мнением, то ответьте «да», если не совпадает-то «нет».

Обработка результатов и выводы.

Ключ. Ответ по каждой позиции оценивается в 1 балл. Баллы проставляются только за ответ «да» по следующим позициям: 1 - 5, 8, 11, 14 - 16, 20, и только за ответ «нет» по позициям 6, 7, 9, 10, 12, 13, 17 - 19.

Чем выше сумма полученных баллов, тем больше потребность в одобрении. При суммарном показателе 13 баллов и выше - высокий уровень потребности одобрения, 10 - 12 баллов - средний ниже 10 баллов - низкий уровень.

Высокий показатель отражает привычный стиль реагирования, а также особенности ожиданий субъекта в ситуации оценки со стороны других.

Низкий суммарный показатель свидетельствует о том, что собственные убеждения субъекту дороже, а также о его независимости от группы. Он конфликтен и не податлив социальному влиянию, не стремится походить на образец.

Метод «Методика исследования самоотношения»

Цель: выявление отношения личности к собственному «Я».

Тест-опросник состоит из 9 шкал, в которых содержится 110 пунктов. Испытуемому предъявляется тестовый буклет и стандартный бланк ответов.

Инструкция подразумевает две градации ответов: «согласен - не согласен», которые фиксируются испытуемым в соответствующих позициях бланка.

Шкальные значения подсчитываются с помощью специального ключа - трафарета, накладываемого на бланк. Полученные сырые баллы переводятся по специальной таблице в стандартные оценки-стены:

Более 506. - свойство не выражено; 50 - 746. - свойство выражено; 746. и более - свойство ярко выражено. Интерпретация проводится путем анализа профиля 9-ти показателей, совместно дающих цельную картину самоотношения испытуемого:

. «Внутренняя честность» - включает 11 пунктов, связанных с такими аспектами самоотношения, которые, являясь значительными, в первую очередь с точки зрения моральных норм, часто оказываются мало значительными.

. «Самоуверенность» - содержит 14 пунктов, задающих представления о себе как самостоятельном, волевом, энергичном, надежном человеке, которому есть за что себя уважать.

. «Саморуководство» - содержит 12 пунктов. Отражает представления о том, что основным источником активности и результатов, касающихся как деятельности, так и собственно личности субъекта, является он сам.

. «Отраженное самоотношение» - включает 11 пунктов, связанных с ожидаемым отношением к себе со стороны других людей.

. «Самоценность» - содержит 14 пунктов. Отражает эмоциональную оценку себя, своего «Я» по внутренним интимным критериям любви, духовности, богатства внутреннего мира.

. «Самопринятие» - включает 12 пунктов. Соответствует эмоциональному, безусловному принятию себя.

. «Самопривязанность» - содержит 11 пунктов, характеризует стремление к сохранению «Образа - Я».

. «Внутренняя конфликтность» - содержит 15 пунктов, свидетельствует о наличии внутренних конфликтов, связанных с недостаточностью самоуважения.

. «Самообвинение» - включает 10 пунктов, отражает отсутствие симпатии, сопровождающееся негативными эмоциями даже, несмотря на высокую самооценку собственных качеств и достижений.

В качестве метода математической статистики для сравнения выборочных средних величин, принадлежащих к двум совокупностям данных, и для оценки различий между двумя выборками по уровню какого-либо количественно измеренного признака был использован U - критерий Манна-Уитни. Он позволяет выявить различия между малыми выборками и определить, достаточно ли мала зона перекрещивающихся значений между двумя рядами.

Данный критерий рассчитывается по следующей формуле:


U = |n1 Х n2| + (((nх х (nх + 1))/2) - Тх (1)


где n1 - количество испытуемых в выборке 1;

n2 - количество испытуемых в выборке 2;

Тх - большая из дух ранговых сумм;

nх - количество испытуемых в группе с большей суммой рангов.


2.2 Анализ результатов исследования и их обсуждение


В начале экспериментальной работы с помощью опросника «Выход из трудных жизненных ситуаций» нами было исследовано такое личностное свойство как психологическая устойчивость в кризисных ситуациях. Из общего числа подростков из полных семей - 92% подтвердили психологическую устойчивость к кризисным ситуациям.

Сырые значения испытуемых обеих групп по методике «Выход из трудных жизненных ситуаций» представлены в Приложении А. Исследование данного свойства в экспериментальной группе показало обратные результаты: подростки воспитывающиеся без отца отличались психологической неустойчивостью к кризисным ситуациям (р < 0,001).

При этом степень выраженности неустойчивости была различна. Для 71% (17 чел.) проявление психологической неустойчивости характеризовалось в виде эмоциональных срывов в кризисных ситуациях. Такие подростки при возникновении проблем теряют душевное равновесие, действует необдуманно, расстраиваясь сами и расстраивая других, неадекватно оценивают случившееся и тяжело примиряются с неприятностями. Остальные 29% (7 чел.) имели ярко выраженную психологическую неустойчивость. В кризисной ситуации она проявляется в виде психологически неадекватной реакции на происходящее и абсолютной неспособности к «нормальным» переживаниям. Наглядно (В соответствии с рисунком 1).


Рисунок 1 Абсолютная неспособность


Проявления психологической неустойчивости по методике «Выход из трудных жизненных ситуаций». Для более полного представления о личностных особенностях подростков воспитывающихся без отца нами была рассмотрена сфера субъективного контроля, в частности нас интересовал локус контроля.

При помощи методики «Исследование уровня субъективного контроля» мы обнаружили следующие особенности: подростки экспериментальной группы характеризуются преобладанием большей экстернальности в сфере субъективного контроля, а подростки контрольной группы более склонны к интернальному типу субъективного контроля (р < 0,005). Количественные показатели данных особенностей в таблице 1.


Таблица 2. Направленность локуса субъективного контроля у испытуемых экспериментальной и контрольной групп по методике «УСК»

Значения экспериментальной группыЗначения контрольной группы№Направленность локусаОбщий показатель, %№Направленность локусаОбщий показатель, %1Общая экстернальность921Общая интернальность982Экстернальность достижений892Экстернальность достижений493Экстернальность неудач833Интернальность неудач764Интернальность семейных отношений644Интернальность семейных отношений645Экстернальность производственных отношений755Интернальность производственных отношений786Интернальность межличностных отношений486Интернальность межличностных отношений89

То есть в целом локус контроля испытуемых экспериментальной группы характеризуется направленностью более экстернального типа - 92% (22 чел.). По результатам методики, по представлению данных подростков они не способны влиять на окружающую обстановку или владеть ею, так как происходящее в их жизни объясняют влиянием извне. Они видят большинство событий как результат случайностей, контролируемых силами, им неподвластными (83% - 20 чел.).

В частности это касается складывающихся с другими людьми отношений, собственных достижений и возникающих в их жизни неудач.

Для изучения личностных особенностей касающихся непосредственного отношения с другими людьми то нами была использована методика «Потребность в похвале и одобрении».


Таблица 3. Показатели потребности в одобрении студентов обеих групп

X ШколаЭксперимент-я гр.Контрол-я гр.U - критерийРазл.Сред. зн.Станд. откСред. зн.Станд. откПотребность в одобрении14,51,997,52,0151Есть

Показатель среднего значения в экспериментальной группе расположен в диапазоне от 13 - 15 баллов, что говорит о высоком уровне потребности в одобрении. В контрольной группе рассматриваемый феномен состоит в диапазоне от 0 до 10, что указывает на среднюю зависимость от одобрения окружающих (что в целом свойственно подростковому возрасту). U - Критерий подтвердил наличие статистически значимых различий.

Следовательно, подросткам, воспитывающимся без отцов, присущи высокая потребность в одобрении другими людьми, и стремление соответствовать одобряемому образцу. Они так же более конформны и нуждаются в поддержке со стороны.

Подростки, чьи отцы принимают активное участие в их воспитании, гораздо самостоятельней и уверенней в собственных суждениях, а также более самодостаточней и удовлетворенней собой.


Рисунок 2 Потребность в одобрении

Результаты по методике «Потребность в похвале и одобрении» экспериментальная группа «контрольная группа.

Результаты методики «МИС» показали: у подростков из неполных семей проявляется более негативное отношение к собственному «Я - образу» в сравнении с их сверстниками, в воспитании которых отцы принимали активное участие. Данные испытуемых экспериментальной и контрольной групп представлены в таблицах 3 - 4.


Таблица 4. Особенности Я-концепции испытуемых экспериментальной группы по методике «МИС»

№Особенности самоотношенияОбщий показатель, %1.Неудовлетворенность собой922.Экстернальность793.Неуверенность в своих силах964.Заниженная самоценность835.Недостаточное самопринятие926.Неадекватный Я - образ887.Наличие внутриличностных конфликтов588.Самообвинение75

Таблица 5. Особенности формирования Я - концепции испытуемых контрольной группы по методике «МИС»

№Особенности самоотношенияОбщий показатель, %1.Самоуверенность922.Саморуководство733.Удовлетворенность собой894.Интернальность695.Самоценность816.Самопринятие857.Ригидность Я-концепции778.Рефлексия96

Из табличных значений видно, что особенности проявления Я - концепции испытуемых экспериментальной и контрольной групп имеют прямо противоположные тенденции (р < 0,001).

В контрольной группе (таблица 4) Я - концепция отличается позитивным восприятием собственного Я - образа. Испытуемые проявляют рефлексию (96% - 25 чел.), уверенность в себе (92% - 24 чел.), что отражается в удовлетворенности собой (89% - 24 чел.), самопринятии (85% - 22 чел.) и т.п.

Обратную картину представляют результаты подростков экспериментальной группы (таблица 3).

Для большинства из них (96% - 22 чел.) характерно проявление неуверенности в себе и своих силах. Подтверждается она проявлением неадекватного восприятия Я - образа (88% - 21 чел.), а также заниженной самоценностью (83% - 20 чел.).

Неадекватное восприятие Я - образа подтверждает и непринятие себя (92% - 22 чел.), своего Я - реального, а также неудовлетворенность собой (92% - 22 чел.), что является важным свидетельством нарушения адаптации. Об этом же свидетельствует наличие у большинства подростков внутриличностных конфликтов (58% - 14 чел.).

В целом сравнительную картину результатов испытуемых экспериментальной и контрольной групп по методике «МИС» отражает (В соответствии с рисунком 3).


Рисунок 3 методика «МИС»

Особенности формирования Я-концепции испытуемых экспериментальной и контрольной групп по методике «МИС»


1. Внутренняя честность;6. Самопринятие;2. Самоуверенность;7. Самопривязанность;3. Саморуководство;8. Внутренняя конфликтность;4. Отраженное самоотношение;9. Самообвинение.5. Самоценность;

То есть исследование проявления Я - концепции у детей воспитывающихся без отцов отразило негативные тенденции. А именно, их личностные особенности в сфере самоотношения в нашем эксперименте проявились в виде неудовлетворенности собой, неуверенности в себе и своих силах и т.п.

Подростки, чьи отцы принимают активное участие в их воспитании, гораздо самостоятельней и уверенней в собственных, а также более самодостаточней и удовлетворенней собой.



Заключение


Итак, делая вывод по функциям, выполняемым отцами семейств, можно отметить незначительную вовлеченность отцов в процесс воспитания детей. В современной семье отцы в большей мере сохраняют традиционный образ отца - кормильца. Воспитательная, рекреационная и управленческая функции выполняются незначительно.

При этом, выстраивая иерархию функций по частоте выполнения, на первое место можно поставить хозяйственно-экономическую функцию, на втором - воспитательную, на третьем - досуговую, на четвертом - управленческую.

Таким образом, неполные семьи сталкиваются с целым рядом проблем экономического, психологического, эмоционального, воспитательного характера. Но это не означает, что неполная семья является обязательно неблагополучной. В большинстве семей участников опроса, существовали достаточно благоприятные условия для развития ребенка, отношения носили характер взаимовыручки и взаимоуважения. Различные проблемы, конечно, могут возникнуть в неполной семье с большей вероятностью, чем в полной, но из этого не следует, что они обязательно появятся. Нередко в полной семье, но эмоционально неблагополучной семье, ребенок сталкивается с более серьезными психологическими проблемами, чем в неполной.

Таким образом, результаты проведенного нами эмпирического исследования позволили сделать следующе выводы:

. Подростки, чьи отцы не принимали участие в их воспитании (безотцовщины) отличаются достаточно низким уровнем психологической устойчивости к кризисным ситуациям (р < 0,001), а именно неадекватно оценивают случившееся и тяжело примиряются с неприятностями. Локус контроля характеризуется направленностью более экстернального типа. В частности это касается отношений складывающихся с другими людьми, собственных достижений и возникающих в их жизни неудач. Для них также свойственны: неуверенность в себе, неудовлетворенность собой, заниженная самоценность, не самостоятельность и высокая потребность в одобрении и поддержке со стороны других.

. Для личностных особенностей детей из полных семей напротив характерна интернальность в отношении всех событий в их жизни, самостоятельность и уверенность в собственных силах, самодостаточность, удовлетворенность собой и позитиность в восприятии собственного Я - образа.

Отцовство исследуется как социальная роль, статус, в рамках исследования представлений и стереотипов, в рамках тендерной психологии, в рамках психологии личности как фактор, влияющий на изменения личности, личностных характеристик. Большинство исследований проводятся в рамках детской психологии, исследуется влияние отца на развитие личности ребенка.

Использование в зарубежной психологии термина «новый отец» и явно оценочного термина «ответственное отцовство» (США), с одной стороны, отражает недавнюю тенденцию к большей свободе в терминологии в среде исследователей, которые до недавнего времени традиционно считали, что наука должна быть безоценочна, хотя, в действительности, всегда существовало сильное, но неявное оценочное отношение в исследованиях отцовства, большей частью проводимого мужчинами и женщинами в целях пропагандирования большей вовлеченности мужчин в жизнь своих детей.

Точно также всегда был моральный оттенок фокусирования на отсутствии отца, которым характеризовалась большая часть литературы по отсутствующему, «неплательщику» и эмоционально невовлеченному отцу.

С другой стороны, данная тенденция свидетельствует о повышении интереса к разработке и исследованию данной проблемы.

Для нашей страны данная тема является почти не изученной и особенно актуальной в силу исторических причин, особенностей влияния тоталитарного государства на становление роли мужчины вообще и отцовства в частности. В связи с этим нам представляется очень важным актуализировать и исследовать проблему влияния отцовства на развитие личности ребенка.

В этом смысле весьма перспективным представляется рассмотрение семьи как системы, в которой каждый элемент взаимосвязан со всеми другими и нормальное функционирование которой невозможно без какого-либо ее элемента. Таким образом, не только отец и мать влияют на детей или отношения супружеской пары оказывают влияние на развитие детей, но и отношения в диаде родитель - ребенок влияют на стабильность семьи и самочувствие каждого из ее членов. При этом отношения отца и ребенка не изолированная сфера, эти отношения важны и для функционирования всей семейной системы. [18; с. 24].

Вместе с тем, рождение ребенка и взаимоотношения с ним дают мужчине шанс социализироваться самому, шанс саморазвития. В древних культурах мужчина до рождения своего первого ребенка считался отроком. Отцовство как совокупность социальных и индивидуальных характеристик личности, включающих все уровни жизнедеятельности человека, связано и с объективными характеристиками личности, такими как: потребности, влечения, желания, установки, и с субъективными характеристиками личности - ценностными ориентациями, мировоззрением, а также с образом Я (реальным, идеальным, социальным), Я - концепцией личности и самооценкой. Для мужчины - это проблема личностного развития, проблема принятия своих чувств и их самоконтроля. Подрастающий ребенок становится продолжением мужчины, удовлетворяет потребность в ученике, в собственной значимости.

Таким образом, мы пришли к заключению о том, что отцовство влияет на психологическое развитие личности ребенка.

Выдвинутая нами гипотеза подтверждена, и мы видим перспективы для дальнейшего исследования проблемы.

Список использованной литературы


1. Аверин В.А. Психология личности: Учебное пособие - СПБ: издательство 1999 г. - 89 с.

. Абрамова Г.С. Возрастная психология. М., 1998; Бочаров В.В. Антропология возраста. М., 1999; Кон И.С. Открытие «Я». М., 1978.

. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов - 2001. с. 112.

. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. - М.: Изд-во МГУ: Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 2006 г. - 304 с.

. Аренова А. Социализация ребенка. - М: Просвещение, 2000. с. 45.

. Башкирова Н. Ребенок без папы. Решение проблем неполной семьи / Н. Башкирова. - М: Наука и техника, 2007 г.

. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия (БЭКМ). / В.А. Рудников. - М., 2006.

. Борисов В.А. Демография. - М.: NOTA BENE, 2005.

. Бескаравайная В.К. (2006) Социологическое понятие «новые отцы» и его содержание.

. Брутман В.И., Родионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Л. Вопросы психологии, 1997. - №6. - С. 23.

. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте - М., 1997.

. Бочаров В.В. Антропология возраста. М., 1999; Кон И.С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива. М., 2003.

. Бороденко А.Ю. (2005) Источники формирования и проблемы неполных семей // www.izh.ru.

. Бреева Е.В. Дети в современной обществе. - М., 2002. с. 76.

. Бык Е. (2007) Неполные семьи: что должны знать дети, чьи мамы работают полный день // www. efamily.ru.

. Винокуров А.И. Взаимосвязь индивидных и личностных характеристик.

. Вейнингер О. Пол и характер. - М.: Терра, 1992. - 480 с.

. Вассерман Л.И. Горьковая И.А. Родители глазами подростка. С.П. 6.: Речь, 2004. с. 57.

. Валикова С.В. Системно-психологические характеристики родительских семей пациентов с депрессивными и тревожными расстройствам. - М: 2005.

. Воспитание детей в неполной семье. // Под ред. Н.М. Ершовой. - М.: Прогресс, 1980. с. 89.

. Георгиева И.А. Социально-психологические факторы адаптации личности в коллективе: Диссер. канд. психол. наук. - Л., 1985. - 216 с.

. Гребенников И.В. Основы семейной жизни. - М.: Просвещение, 1991.

. Гурко Т.А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях. // Социс, 1997. - №1. - С. 72 - 79.

. Голод С.И. (2008) Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб.

. Добреньков В. (2005) Слабая семья - слабое государство // Российская Федерация сегодня. №17.

. Добрынина Е. Золотая середина. Социологи нарисовали обобщенный и подробный портрет российского среднего класса // Российская газета. - 2007 г. - 24 января. - 9 с.

. Дементьева И.Ф. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье // Социс, 2001. - №11. - С. 108 - 113.

. Дерновой В. ФССП: у порога возможностей нагрузка на приставов превышает нормы в пять, шесть раз (интервью с Н.А. Винниченко, директором Федеральной службы судебных приставов) // Российская юстиция. - 2005 г. - №12. - 4-9 с.

. Дружинин В.Н. Психология семьи. - М.: КСП, 1996. - 160 с.

. Захарова В.П. Психотерапия неврозов у детей и подростков.-М.: 1982. с. 3.

. Зубкова Т.С., Тимошина Н.В. Организация и содержание работы по социальной защите женщин, детей и семьи: Учеб. пособие для студ. сред. проф. учеб. заведений. - М.: «Академия», 2008 г. - 224 с.

. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2002.

. Кон И.С. Ребенок и общество: (Историко-этнографическая перспектива). - М.: Наука, 1988. - 269 с.

. Кон И.С. Открытие «Я». - М.: Политиздат, 1978. - 367 с.

. Кон И.С. Социология личности. - М.: Политиздат, 1967. - 383 с.

. Кон И.С. (2005) Отцовство как социокультурный институт // Педагогика №9.

. Кон И.С. Социологическая психология. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2004 г. - 560 с.

. Кондратов М.Ю. Психологические особенности психосоциального развития подростков / Журнал практического психолога. - 1997. - №3. - С. 32.

. Кончанин Т.Л., Подопригора С.Я., Яременко С.Н. Социология. - Ростов н/Д: Феникс, 2006 г. - 480 с.

. Крайг Г. Психология развития / Крайг Г., Бокум Д. - СПб.: Питер, 2006 г.

. Кравченко А.И. Основы социологии: Учебное пособие для студентов средних специальных учебных заведений. - 3-е изд., испр. - Екатеринбург: Деловая книга, М. - 2004 г. - 421 с.

. Коркина Н.А. Отцовство в современной семье. // Семейная психология семейная терапия. - 2003. - №4. - С. 48 - 54.

. Калабихина И.Е. Российская неполная семья перспективы и реалии // Л. Теоретический и практический аспект экономического развития. - М.:ТЕИС, 1997. с. 76.

. Козлов Н. Истинная правда или учебник для психолога по жизни. - М.: Аст-Пресс, 2006. с. 80.

. Кэмпбелл Р. Как на самом деле любить детей. - М.: Знание, 1992. с. 65.

. Ларионов А.В. Наркомания: Мифы. Смысл. Причины. Терапия - Екатеринбург: Изд-во Урал. 1997. с. 56.

. Лесгафт П.Ф. Семейное воспитание ребенка и его значения. - М: Педагогика, 1991. с. 65.

. Лебединский В.В. Нарушение психологического развития у детей. - М.: 1985. с. 93.

. Маклаков А.Г. Общая психология. - СПб.: Питер, 2007. - 592 с.

. Маркович Д. Общая социология: Пер. с серб.-хорв. - Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2007 г. - 272 с.

. Медведева Г.П. Этика социальной работы: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2009 г. - 208 с.

. Методика и технологии работы социального педагога: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений /Б.Н. Алмазов, М.А. Беляева, Н.Н. Бессонова и др.; Под ред. М.А. Галагузовой, Л.В. Мардахаева. - М.: «Академия», 2007 г. - 192 с.

. Медков В.М. Демография. - М.: ИНФРА-М, 2007.

. Мейли Р. Структура личности. Экспериментальная психология // Под ред. Фресса П., Пиаже Ж. - Вып. 5. - М: Прогресс, 1975. - С. 196 - 279.

. Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству. // Вопросы психологии, 2000. - №5. - С. 18 - 27.

. Мухамедрахимов Р.Ж. Формирование взаимодействия матери и ребенка // Вопросы психологии, 1994, - №6. - С. 56.

. Морозова 3. Ребенка воспитывает одна мать. - М.: Прогресс, 1996 с. 92.

. Матейчик 3. Основные предпосылки воспитания. - М.: Педагогика, 1989.

. Мухина B.C. Возрастная психология. - М.: 1997. с. 45.

. Мухина В.С. изобразительная деятельность ребенка как форма усвоения социального опыта. - М.: Педагогика, 1981. с. 89.

. Наследов А.Д. Методы обработки многомерных данных в психологии: Учебное пособие. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999. - 100 с.

. Нарыкова И.Н., Волохова А.Е. Групповые формы работы с семьей и детьми как одно из направлений деятельности центра // Работник социальной службы. - 2001 г. - №1. - 78-82 с.

. Нестерова Н. Игры дилетантов // Известия. - 2007 г. - 14 февраля. - 6 с.

. Николаева Я.Г. Воспитание ребенка в неполной семье: организация педагогической и социальной помощи неполным семьям: пособие для психологов и педагогов / Я.Г. Николаева. - М: Владос, 2006 г.

. Немов Р.С. Психология. - М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 1998 с. 12.

. Непомнящая Н.И. Опыт системного исследования психики ребенка. - М.: Педагогика, 1992. с. 74.

. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства - М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. - 319 с.

. Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды. - М.: Смысл, 2002. - 462 с.

. Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых. - СПб.: Питер, 2000. - 288 с.

. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. - М., 1969, - 680 с.

. Платонов К.К. Структура и развитие личности. - М.: Просвещение, 1986. - 224 с.

. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов. - М.: Издательский центр Академия, 2000. - 184 с.

. Попова П. Современный мужчина в зеркале семейной жизни. - М.: Мысль, 1989. - 188 с.

. Психологические проблемы самореализации личности // Под общ. Ред. А.А. Реан, Л.А. Коростылевой. - Вып. 2. - СПб.: Издательство СПУ, 1998. - 357 с.

75. Раис Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. - СПб.: Питер, 2000. - 616 с.

. Реан А.А. Акмеология личности // Психологический журнал, 2000. - т. 21. - №3. - С. 88 - 98.

. Реан А.А. Практическая психодиагностика личности. Учебное пособие. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. - 224 с.

. Розе Н.А. Психомоторика взрослого человека. - Л.: ЛГУ, 1970. - 85 с.

. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. - СПб.: Питер, 1990. - 298 с.

. Сарджвеладзе Н.И. Личность и ее взаимодействие с социальной средой. - Тбилиси: «Мецниереба», 1989 с. 114.

. Смирнова О.Е., Божова М.В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения // Вопросы психологии, 2000. - №3. с. 7.

. Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. - М: ООО

. Столин В.В. Самосознание личности. - М., Изд-во МГУ, 1983. - С. 57.

. Суханова К.Н. Тендерные различия в структуру родительского отношения // Сборник трудов молодых ученых Кемеровского государственного университета, посвященный 60-летию Кемеровской области. Кемеровский госуниверситет. - Кемерово: Полиграф, 2003. в 3.

. Толстых А.В. Возрасты жизни. - М.: Молодая гвардия. 1988. - 221 с.

. Фельдштейн Д.И. Детство как социально-психологический феномен и особое состояние развития // Вопросы психологии, 1998. - №1. - С. 20.

. Фернхем А., Хейви П. Личность и социальное поведение. - СПб.: Питер

. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно-психологический подход // Психологический журнал, - 1999, - №5. - С. 82 - 87.

. Фролов С.С. Социология. Учебник. - М.: Гардарики, 2000 - 344 с.

. Хорни К. Женская психология. - СПб.: Восточно-Европейский институт психоанализа, 1993. - 223 с.

. Хьел Л., Зиглер Д. Теории личности. - СПб.: Питер, 1998. - 608 с.

92. Хаментауская Г. Семья глазами ребенка. - М.: Педагогика, 1986.

. Шайгородский Ю.Ж. Психологические особенности ценностных ориентации у девочек и мальчиков подросткового возраста - дис. кандид. псих, наук (19.00.11; 19.00.05) - М, 1992. - 24 с.

. Шихи Г. Возрастные кризисы: ступени личностного роста. - СПб.: Издательство «Ювента», 1999. с. 69.

. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи. - СПб.: Питер, 2001. - 652 с.

. Эриксон Э. Детство и общество. - СПб.: Питер, 1999. - 312 с.

. 3 емка М. Семья и личность: Пер.с Польск. Васильева Л.В.: Из-во. Прогресс.

. Юнг К.Г. AION: Исследование феномена самости // Избранное. - Мн.: ООО «Попурри», 1998. - 448 с.

. Юнг К.Г. Психологическая проблематика брака // Дух в человеке, искусстве и литературе. - Мн.: ООО «Харвест», 2003. - 384 с.

. Ялом. И. Теория и практика групповой психотерапии. - СПБ.: Питер, 2000. - 640 с.