Все

Рефераты

Формирование культурных традиций Тобольска в конце ХVII в. – середине ХIХ в.

Введение

культурный живописный тобольск театральный

Актуальность темы исследования. В последние годы региональное культуроведение всё чаще обращается к концепту «культурное гнездо» как одному из наиболее удобных способов описания провинциальной духовной культуры. Учёные много сделали для изучения истории областей, городов и населённых пунктов.

Культурная жизнь провинции также включается в круг внимания историков и культурологов. Однако все явления местной культуры рассматриваются исключительно обобщённо, а дореволюционные культурологи, часто без дифференциации их по школам, обвиняются в излишнем пристрастии к «описательности».

Изучение культурных процессов через «культурные гнезда» учитывает:

.общерусский уровень (единые процессы в метрополии и провинции);

.те уровни культурного процесса, которые характеризуют специфические для всех русских провинций черты;

.уровень специфический исключительно для культуры изучаемой провинции.

Здесь мы учитываем два аспекта:

·когда изучаемая провинция рассматривается как особая культурная единица России в целом;

·когда провинция изучается как регион, тяготеющий к иной провинции.

Объект исследования- история и культура Тобольска.

Предмет исследования - Тобольск XVII-XIX века как «культурное гнездо».

Цель курсовой работы - рассмотреть Тобольск как «культурное гнездо», его культуру, литературу, религию, архитектуру. Доказать, что Тобольск XVII-XIX века был культурным центром Сибири.

Задачи:

1.рассмотреть понятие «культурное гнездо» и доказать, что Тобольск конца XVII - середины XIX века можно рассматривать как «культурное гнездо»;

.изучить культуру города Тобольска как многослойного и многомерного, создаваемого индивидуальными и коллективными усилиями тоболяков (коренных жителей, переселенцев, временных и вынужденных мигрантов и пр.);

.изучить закономерности и особенности складывания инфраструктуры регионального культурного пространства;

Теоретико-методологической базой исследования стали труды Н.К. Пиксанова, Е.И. Дергачева-Скоп, П.Н. Сакулина, Л.С. Соболевой, С.В. Бахрушина, Вл. Вл. Богданова, Л.М. Хуторова рассматривали вопросы «культурного гнезда». В.Ю. Софронов, Ю.А. Мешков, Ю.М. Лотман, А.Н. Копылов и другие исследователи рассматривали культуру Сибири, в том числе и культуру Тобольска.

В работе использованы следующие методы исследования: изучение и анализ научной литературы, сравнение.

Практическая значимость работы состоит в том, что материалы курсовой работы можно использовать при дальнейшем изучении данной темы.

Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, 2х глав, заключения, списка источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность данной темы, поставлены цели и задачи, а также объект и предмет исследования, дана теоретико-методологическая база, методы исследования материала и практическая значимость.

Первая глава «Понятие «культурное гнездо» разделена на два параграфа. В первом параграфе «Содержание понятия «культурное гнездо» рассматривается понятие «культурное гнездо», исследователи и их точка зрения. Во втором параграфе «Проблема типологии «культурных гнезд» рассмотрены типы «культурных гнёзд», по одной схеме выделяют религиозную, сельскую, светскую культуры, по другой сельской, соответствующие крестьянской, монастырской и барской культурам.

Во второй главе «Формирование культурных традиций Тобольска в конце ХVII в. - середине ХIХ в.» три параграфа. Первый называется «Просвещение, образование и литература в Тобольске», в этом параграфе речь идёт о духовенстве и его влиянии на культуру Тобольска, об открытии школ и людях способствующих их открытию, и о литературе, имеющейся в Тобольске, и о писателях, работавших в то время. Второй параграф называется «Живописные и театральные традиции в Тобольске как признак «культурного гнезда», в нём рассказывается об иконописи и светской живописи, о театральном искусстве и о людях связанных с театром. И в третьем параграфе «Своеобразие архитектурного облика Тобольска: формирование культурных стилей (конец XVIII в. - середина XIX в.)» говорится об архитектурных постройках, о людях работающих над ними и об новом «облике» Тобольска.


1. Понятие «культурное гнездо»


.1 Содержание понятия «культурное гнездо»


Понятие «культурное гнездо» было разработано на излете периода, в который развивалась политика местного самоуправления. В конце 20-х гг. XX в. потребовалось теоретическое осмысление плодотворности местной культуры. Процесс осознания ее ценности и «самостояния» ярко проявился в создании научных и просветительских творческих сообществ, ставивших задачи изучения, систематизации и введения в общекультурный фон, местных артефактов и региональных особенностей края. Буквальный взлет не только просветительского, но, прежде всего, научного краеведения был обусловлен активностью местных энтузиастов, в орбиту движения по познанию различных сфер жизни края были вовлечены в конце ХIХ-ХХ в. большинство местных интеллигентов.

Впервые понятие «культурное гнездо» было введено Н.К. Пиксановым в работе «Два века русской литературы», хотя разработкой подробного подхода к русской литературе он начал заниматься еще в 1910 году в связи с появлением общего интереса к областному принципу в культуроведении. «Та централизация, - писал Н.К. Пиксанов, - которая так заметна в политической русской истории, сказалась и на истории русского искусства и русской литературы, больше того, она обнаружилась и в русской исторической мысли. Подчиняясь централистским тенденциям, наша историческая мысль под новой русской культурой и литературой разумеет собственно культуру и литературу столичную, не учитывая, просто забывая, областную… В движениях и поворотах «русской», т.е. общерусской, столичной литературы мы многого не поймем, если не изучим областных культурных гнезд».

К базовым признакам устойчивого территориально-культурного образования («гнезда») Н.К. Пиксанов отнёс:

·наличие сложившегося круга лидеров - деятелей культуры;

·постоянная деятельность;

·обеспечение преемственности (выдвижение старшими младших).

Понятие «культурное гнездо» соответствует здесь только новому периоду русской литературы и вторит термину «областная». Для древнерусского периода областной принцип изучения литературы казался вполне естественным, в то время как новая традиция остро нуждалась во введении такового.

Концепция Н.К. Пиксанова 1913-1923 гг. нашла последователей не только среди краеведов. Ее поддержал, хотя и с серьезными оговорками, идеолог синтетического построения истории русской литературы П.Н. Сакулин: «Вполне принимая идею литературных гнезд, я должен, однако, подчеркнуть, что по отношению к новому периоду областной принцип не может иметь того значения, какое принадлежит ему в древний период. Во-первых, по мере приближения к нашему времени… областной принцип идет на убыль и его значение обратно пропорционально росту культуры. Во-вторых, если областные культурные гнезда отражают на себе местные особенности и, следовательно, могут иметь более или менее самобытные черты, то нельзя забывать и того, что большею частью они представляют преломление общерусской культуры в местных условиях и, стало быть, значение областных гнезд становится уже производным».

В 20 годы исторические и историко-культурные методы в краеведении только еще начинали пробивать свою дорогу. Созданное в эти годы Центральное бюро краеведения при Российской Академии наук печатает ряд статей и докладов, посвященных задачам и методам изучения областной истории. Среди них необходимо отметить теоретические работы М.М. Богословского, В.В. Богданова, Н.П. Анциферова и С.В. Бахрушина, устойчивое появление и становление концепта «культурное гнездо» для описания истории культуры провинций.

Н.П. Анциферов сформировал, например, поэтичный образ локального начала в культуре, обратившись к античной мифологии, - «гений места». Этот образ использовался в последующие времена при характеристике относительно ярких проявлений меж столичных (Москвы и Петербурга) отличий.

М.М. Богословский видит краеведческие проблемы из центра; ему видны лишь те явления местной истории, которые вливаются в общерусский исторический процесс, по его собственному замечанию, так, как «большая река образуется из соединения отдельных небольших потоков».

Эта точка зрения в основном заостряет наше внимание на таком принципе изучения историко-культурного процесса в провинции, который фиксирует прежде всего связь ее с метрополией, а местные особенности выступают как «нюансы», подтверждающие всё те же общие закономерности. Этот метод применим, когда трансляция историко-культурных процессов метрополии в провинции не вызывает сомнения; в основном он хорош при описании некоторых общеисторических процессов.

Позднее, в 1928 г. к этой концепции, хотя и значительно откорректировав ее в пользу локальных методов, примкнул С.В. Бахрушин в статье «Задачи исторического изучения края». Опираясь в выводах на те же положения, что и М.М. Богословский, Бахрушин, однако, подчеркнул, что историю нельзя описать только «с птичьего полета».

Иной акцент проблеме придан в работах В.В. Богданова и Н.П. Анциферова. Они предлагают сделать объектом изучения те уровни культурно-исторического процесса, которые характеризуются специфическими чертами, присущими именно провинции, заняться «поместным изучением своего прошлого». Все края, все провинции России имеют свою локальную историю, не исключая Москвы и Петербурга. Она, эта история, прочитывается в местной культуре, местном быте, местном населении, местном районе культурного и экономического тяготения к естественному областному центру. «В ней много страниц должно быть отведено неоднократным остановкам, замедлениям жизни, поворотам к оскудению и угнетению, - писал Вл. Вл. Богданов. - Но «история не роман» <…> и историк-областник должен обнаружить всю полноту внимания и интереса к этим серым страницам захудалого существования своего областного города».

Неравномерное развитие провинциальной культуры - естественное явление. Беспрерывное возвышение, «история сплошных успехов» может быть только в центре, ибо центр беспрерывно вбирает, «высасывает» из провинции всё лучшее. Этот метод локального описания русской истории выводит на уровень изучения культурно-исторического процесса, при котором ярко выявляются:

.специфические черты, характерные для всех русских провинций (объединяющие их);

.особые черты, характеризующие исключительно данную провинцию;

.черты, присущие изучаемой провинции как центру, к которому тяготеют собственные провинции.

Итак, под концептом «культурное гнездо» понимается способ описания взаимодействия всех направлений культурной жизни провинции в период ее расцвета, в такой период, когда эта провинция становится не безразличной тому центру, к которому она тяготеет.

В рамках идей культурного краеведения концепт культурное гнездо связывается преимущественно с тем состоянием культуры, когда артефакты начинают оценивать как эстетическое явление. Традиционный фольклор может стать одним из факторов появления «культурного гнезда» при условии осознания фольклора как феномена, украшающего жизнь, и появления исполнителей, у которых знание фольклора становится основой общественного авторитета. Таким образом, при введении понятия культурное гнездо речь идёт о досуге человека (о литературе, музыке, живописи и так далее).

Заостряя внимание на понятии культурного гнезда, необходимо уточнить, что проникновение элементов нефольклорной культуры может происходить путем образования «культурного очага» и получать более официальный статус в «культурном центре».

Образование культурного очага имеет внешнюю причину. В силу определенных исторических и личностных обстоятельств происходит «десантирование» людей, обладающих качественно отличными навыками, знаниями и творческими установками, в среду с фольклорной доминантой. Это может быть работа по освоению края, государственной службы, душевного порыва. Степень влияния культурного очага зависит от способностей, сил и желания человека, а также от возможностей окружающих к восприятию нового в культуре. С человеком появляется предметный мир культуры (книги, инструменты, карты), демонстрируются новые требования к окружающей обстановке. Фактором влияния становятся система отношений к людям и природе, половая и возрастная идентичность, политические и нравственные воззрения, жизненные целеустановки и психологическая притягательность. Всё зависит от того, что в конкретной ситуации принимается или отвергается. Культурный очаг - наиболее динамичная форма сохранения и развития культурных завоеваний. Он может образовываться внутри более сложной системы, притягивая творческие силы.

Культурное гнездо - наиболее способствующая выявлению творческого потенциала населения форма «врастания» общества в рамки «высокой» нефольклорной культуры, связанной с городским типом жизни (наличием свободного досуга, общением для обмена культурными ценностями, творением артефактов с доминированием эстетической задачи). Культурное гнездо привязано к конкретному историческому времени и пространству.

Учёные выделяют следующие основные черты «культурного гнезда»:

·Многогранность проявлений энергетики культурной атмосферы. Обычно это касается различных жанров искусства (живопись, словесность, архитектура, театр), в которых конкретный человек может найти возможности реализации творческого потенциала в соответствии с психологической индивидуальностью;

·Преемственность и наличие внутренних связей между членами сообщества. В культурном гнезде происходит спонтанное создание творческих объединений (кружков, обществ различной направленности, художественных школ).

·Общественное признание высокого статуса деятельности по формированию духовного пространства. Осознание значения карьерных и жизненных успехов в зависимости от принадлежности к «культурным» слоям.

·Опора на собственные кадры при сформировавшемся стремлении к дальнейшему совершенствованию. Сочетание ориентации на культурные процессы, происходящие в центре, и высокой степени самостоятельности.

·Растущее самосознание, позволяющее видеть отличия обитателей культурного гнезда во внешнем облике, типе быта, особенностях досуга и прочем от населения других мест. Все это осознается как стремление к совершенствованию бытия, что вызывает положительные переживания жителей, формирует чувство гордости и местного патриотизма.

Именно культурные гнезда обладают наибольшей «антропологичностью», в них механизм передачи и воспроизведения культурных навыков основан на семейной и родовой преемственности и поддержке. Родовая память придает процессу стабильность. В системе «культурного гнезда» могут создаваться собственные «культурные очаги», основанные на сочетании выдающейся личности и семейно-родовой поддержки. Характерной особенностью «гнезда» является стремление к новым знаниям извне, установка на пополнение и совершенствование культурного багажа. Существенное влияние оно оказывает на судьбы людей, которые здесь чаще связывают свои занятия с различными типами духовного творчества. «Культурное гнездо» не только воспроизводит, но и «поставляет» для других людей, стремящихся во что бы то ни стало к достижению новых культурных горизонтов в биографии.

Жизнь «культурного гнезда» не бесконечна. Судьба «культурного гнезда» зависит от множества факторов, как объективных: исторических, географических, экономических, - так и субъективных. Оно обладает определенной устойчивостью и культурной инерцией, закрепленной в сознании, и может сохраняться в течение активной жизни людей, выросших и воспитанных в атмосфере духовного поиска. В ряде случаев культурное гнездо перерастает в культурный центр. Но может сложиться и неблагоприятное развитие событий, когда происходит постепенное затухание творческой активности, глохнет инициатива, наиболее активные силы покидают бывшее средоточие духовной жизни, предпочитая жить в других местах.

На современном этапе учёными различных специальностей активно разрабатываются модели образов регионов, методы и приёмы их исследования. В этой деятельности можно выделить теоретический и культурно-исторический варианты. В связи с последним актуально обращение к понятию «культурное гнездо», предложенное ещё в первые десятилетия ХХ века российскими учёными и регионоведами. Впервые понятие «культурное гнездо» было введено Н.К. Пиксановым в работе «Два века русской литературы» (1923). Концепция учёного нашла последователей среди региональных исследователей. На новом этапе содержание данного концепта-метафоры было модернизовано с учётом междисциплинарного подхода, применяемого с целью его раскрытия.

Под концептом-метафорой «культурное гнездо» понимается способ описания взаимодействия всех направлений культурной жизни провинции в период её расцвета, в такой период, когда эта провинция становится небезразличной тому центру, к которому она тяготеет. Таким образом, изучение культурных процессов через «культурные гнёзда» осуществляется в трехмерной системе координат: «страна-провинция-регион». Применяя данный способ, принимаются во внимание единые процессы развития страны; те уровни культурного процесса, которые характеризуют специфические для всех провинций черты; специфика и уровень развития культуры изучаемой провинции.

Важную роль играет личностный фактор. По мнению ряда учёных, в основу концепта «культурное гнездо» следует поставить человека как создателя, хранителя, питомца и т.д. Таким образом, изучение выстраивается вокруг знаковых личностей, приобретает черты конкретного лица. Сложность заключается в определении критериев выбора «замечательных людей края». Так, автор «Очерков по родиноведению» Н. Спасский к ним отнёс тех, кого край дал Родине, и тех, кто особо способствовал укреплению местной культуры. Вторым по значимости компонентом выступает историко-культурный ландшафт. По мнению ряда современных учёных, «духовные параметры каждого конкретного региона в значительной мере детерминированы природно-климатическими условиями и полиэтнофункциональными характеристиками населения данной территории, особенностями его территориальной организации».

Итак, можно сделать вывод, что критерии определения «культурных гнёзд» условны. Под данное определение попадают организованные культурные сообщества (кружки, салоны и т.д.), явления различных областей культуры (например, провинциальный театр, печать и т.д.), проявления особенностей социально-культурного существования отдельных групп - «дворянские гнёзда».


1.2 Проблема типологии «культурных гнезд»


В основу типологии «культурных гнезд» можно положить несколько принципов. Если применить культурологический подход, то в основу классификации могут лечь способы экономической и культурной организации жизни, способ отношения к действительности и познания мира. Таким образом можно выделить «культурные гнёзда», основанные, тяготеющие или сочетающие в себе черты сельской и городской, религиозной и светской культур.

На начальном этапе именно религиозная и сельская культуры играют ведущую роль. В качестве форм воплощения «культурного гнезда» религиозного типа могут выступать монастыри с их библиотеками, скрипториями, просветительской деятельностью, приходы, с такой же направленностью, учебные заведения духовного типа, данной направленности продолжающиеся периодические издания. С течением времени, утратив свою ведущую роль, церковно-религиозные институты продолжают выполнять миссию «культурных гнёзд». В качестве примера из истории Казанского края можно вспомнить Церковно-археологическое общество, занимавшееся изучением церковного, археологического наследия с точки зрения религиозной жизни населения региона. Исследователи выделяют несколько типов церковно-краеведческих организаций, действовавших в данном направлении в России XIX-XX века: 1) церковные древлехранилища, 2) церковно-археологические и церковно-исторические комитеты и комиссии, 3) комитеты для историко-статистического описания епархий, 4) комиссии для разбора консисторских архивов.

Гораздо большее разнообразие форм можно наблюдать у «культурных гнёзд» светского типа: разнообразные культурные сообщества (салоны, кружки, кабинеты, академические и образовательные учреждения, театр, музей, периодическая печать и пр.).

Согласно другой схеме можно выделить «культурные гнёзда» сельского типа, соответствующие крестьянской, монастырской и барской культурам соответственно. В качестве отличительных черт можно указать на этнографическую природу крестьянских «культурных гнёзд» (например, праздник Каравон, традиционно отмечающийся в селе Никольское Лаишевского района Республики Татарстан); статусный характер монастырей и вотчин.

В процессе трансформации социального и культурного ландшафта ведущую роль начинает играть город с его урбанистической культурой. Очень ёмко и метко подмечено исследователями культуры Западносибирского региона, что «город как «культурное гнездо» - центр (очаг) сгущения творческой энергии человека и воплощение его результатов. Однако «культурные гнёзда» провинциальных городов не суть равновелики и предоставляют нашему вниманию различные типы и формы своего воплощения. Сказывается влияние целого комплекса факторов, как административный статус города (губернский, уездный центр, заштатная единица), его географическое расположение, степень удаленности от столицы, этнокультурная, социальная, экономическая картина жизни.

Особую роль играют «дворянские гнёзда» в качестве культурных центров. Литература по этой теме весьма обширна, в ней подробно освещаются подходы исследования данного явления. Не обойден вниманием и наш край. Поделимся некоторыми наблюдениями по затронутому нами вопросу. Они базируются на данных исследований. Усадьбы становятся культурными центрами, в которых владелец устраивал свой мир по своему разумению. Каждая усадьба становилась воплощением представлений владельца об идеальной, естественной жизни на лоне природы - жизни как художественного творчества, как эстетического восприятия действительности. И здесь можно столкнуться с личностным фактором, если эстетические взгляды владельца были поверхностными, то он становился слепым подражателем моды, а его усадьба - примером модного подражания, своеобразной «зеркальной проекцией», интегрированный в сельскую жизнь. Городская усадьба более жестко была подчинена регламентированию, как в своей организации и внутреннего устройства, так и в своей повседневной жизни.

На наш взгляд, одним из дискуссионных вопросов, может быть вопрос о том, всякое ли «дворянское гнездо» являлось в равной степени «культурным гнездом». Если отталкиваться от определения, данного Н.К. Пиксановым, то однозначно знак равенства между данными контентами-метафорами поставить нельзя. Если усадьбу рассматривать в качестве типа организации культурной деятельности, то такой вариант представляется возможным.

Особое место в изучении «культурных гнёзд» занимает советский период, но данный вопрос требует отдельного рассмотрения, и мы не будем на нем останавливаться.

Подведем итоги. В соответствии с подходами, устоявшимися на сегодняшний день в гуманитарных дисциплинах, существует соответствующее понимание контента-метафоры «культурное гнездо». Применяя междисциплинарный подход, мы можем для удобства изучения данного явления выделить несколько его типов, что в дальнейшем облегчает методику его исследования.


2. Формирование культурных традиций Тобольска в конце ХVII в. - середине ХIХ в.


По мнению ряда исследователей в Тобольске конца XVIII - середины XIX вв. формируется культурный центр, и обнаруживаются многие признаки «культурного гнезда», отмеченные Н.К. Пиксановым: привязанность к конкретному историческому времени и пространству; преемственность поколений и наличие связей в обществе (творческих объединений, обществ различной направленности); наличие круга деятелей в духовной сфере и общественное признание их работы по формированию культурного пространства; взаимодействие различных сторон многогранного духовного творчества; сочетание самостоятельности и ориентации на столичные культурные процессы; растущее самосознание, чувство местного патриотизма.


.1 Просвещение, образование и литература в Тобольске


Неоднократно многими исследователями подчеркивалась неоспоримая роль Тобольска как административного, торгового и культурного центра.

На формирование культуры Тобольска XVII века заметное влияние оказало духовенство и служилые люди Сибири. Духовенство в ХVII - начале XVIII веков было одной из наиболее грамотных категорий населения, да и сама культура того времени была по сути религиозной. Церкви принадлежали прерогативы в области литературы, в области искусства и в области архитектуры. Следуя древнерусским традициям, летописание также находилось в ведении церкви. Возникновение в двадцатых годах XVII века местного тобольского летописания связано с именем первого сибирского митрополита Киприана Старусенкова (1621-1623). По его инициативе был составлен «Синодик Ермаковым казакам» (1636). При архиепископе Нектарии (1636-1640) были созданы три памятника сибирской литературы: «Есиповская летопись», основой для которой послужил выше упомянутый «Синодик…»; «Сказание о явлении и чудесах Абалацкой иконы Богородицы» (1636-1641) и «Повесть о городах Таре и Тюмени» (1636-1642).

Тобольский архиерейский дом являлся также одним из основных книжных центров Сибири. В его хранилищах откладывались книги, как привезенные митрополитами и архиепископами из европейской России, так и книги местной сибирской печати. Почти одновременно с основанием города в устье реки Тобол монахи Соловецкого монастыря ставят первый в Сибири христианский монастырь Зосимы и Савватия, положив начало статусу Тобольска как духовного центра Сибири и России. В 1621 году в Тобольске учреждается архиепископская кафедра с Софийским домом, преобразованная впоследствии в митрополию. Немало сделали для просвещения тоболяков Филофей Лещинский, открывший в 1703 году архиерейскую школу (вторую в Тобольске после светской) и Антоний Нарожницкий, преобразовавший эту школу в 1743 году в духовную семинарию.

В дореволюционной историографии, во многом благодаря А.И. Сулоцкому, а вслед за ним и Н.С. Юрцовскому, утвердилось мнение, что Тобольску принадлежит главная роль в просвещении края. Именно здесь не только открываются первые гражданские и духовная школы, но до середины столетия полноценные кадры для духовенства готовились лишь в Тобольске, которые затем распределялись по всем сибирским приходам. Но притом духовные школы, как и семинария, оставались сословными учебными заведениями, куда в основном принимались дети церковнослужителей.

Одновременно шло создание светских школ по подготовке специалистов для государственной службы. В 1722 г. в городе имелась цифирная школа с числом учеников в ней 224 человека - на втором месте в России по численности. После 1732 г. она была преобразована в гарнизонную, в нее направляются дети служилых людей из Тары, Туринска, Тюмени, Верхотурья, Пелыма, Сургута, Березова, Кетска и т.д. Согласно распоряжению тобольского губернатора Ф.И. Соймонова в Тобольске в 1758 г. открывается геодезическая школа (по другим сведениям - в 1755 г.) 3 февраля 1789 г. в Тобольске в городской Думе состоялось торжественное собрание именитых горожан, где был обнародован именной указ императрицы об открытии в Тобольске Главного народного училища. В начале XIX в. Александром I издается манифест об учреждении Министерства народного просвещения, вместе с тем происходит преобразование части народных училищ в гимназии. 12 марта 1810 г. в Тобольск приходит указ из Министерства народного просвещения об открытии гимназии.

На протяжении всего XVIII в. в Сибири появляются и частные школы. Так, еще в 1713 г. в Тобольске пленным шведским офицером капитаном К.Ф. Фон-Врехом была открыта частная школа для обучения детей своих соотечественников, которая существовала за счет пожертвований. На момент закрытия ее в 1721 г. численность учеников достигла 139 человек. Таким образом, развитие просвещения сибирского населения в XVIII столетии шло одновременно с центральными регионами России, а в чем-то даже опережало некоторые из них. Развитие образования в Сибири было обусловлено, прежде всего, потребностью в административном управлении, а так же ростом производственных сил региона.

Одновременно с ростом числа образованных людей первоначально в Тобольске, а затем и по всей Сибири стали возникать совершенно новые, не свойственные ранее для данного края, культурные традиции. Все это стало возможным благодаря систематическому просвещению, начиная с первых лет XVIII столетия.

В.К. Андриевич писал об отсутствии в Тобольске до XVIII в. грамотных людей, за исключением духовенства. Однако среди казаков, промысловиков, крестьян, двинувшихся осваивать новый край, было немало грамотных людей, которые занимались описанием местностей, изготовлением планов населенных пунктов, расписывали дома, церкви, сочиняли различную «литературу». На рынках Тобольска по крайней мере с 40-х годов XVII в., стали появляться грамматики, азбуки, псалтыри, часословы, что несомненно было вызвано повысившимся спросом на литературу. Спрос на «учительные» книги особенно повысился в конце XVII-начале XVIII в.

В конце XVIII - начале XIX века Тобольск переживает бурный культурный подъем. По словам Ю.М. Лотмана, в XIX в. ядром культурной жизни провинции была местная интеллигенция, из среды которой вырастали писатели. На развитие культуры Тобольска положительным образом влияло духовенство и купечество, выполняя в условиях Сибири ту же роль, которую играло в центральной России дворянство. Заинтересованное в изучении края, его природных ресурсов, экономики и истории, купечество содействовало развитию в литературе Сибири краеведческих и просветительских начал. Представители различных сословий (купцы, духовенство, ремесленники) собирали домашние библиотеки, выписывали из центральной России главнейшие периодические издания, приобщались к чтению краеведческой, исторической и политической литературы. Рост грамотности населения, развитие просвещения, торговли и промышленности в Тобольской губернии обусловили появление публичных библиотек, а также библиотек при гимназиях, клубах, обществах, музеях. Библиотеки становятся культурными центрами и играют значительную роль в образовании сибиряков.

Л.С. Соболева в статье «Концепт «культурное гнездо»: возврат из забвения» обращает внимание на одновременное существование в Тобольске нескольких художественных традиций, взаимодействующих друг с другом: «В Тобольске просветительская традиция поддерживается и творчески воплощается коллективом авторов «Иртыша, превращающегося в Ипокрену» и другими журналами, по-прежнему активен Софийский митрополичий дом, историческая летописная работа, камнерезная мастерская».

Появление в 1789 г. первой частной типографии купца Василия Корнильева стало настоящим культурным событием для Тобольска. Исследователи неоднократно подчеркивали значение тобольской типографии в истории Сибири. С ее деятельностью связаны первые литературные и журналистские опыты сибирских авторов. С основанием типографии начал выходить журнал «Иртыш, превращающийся в Ипокрену», редакцию которого составили преподаватели открытого в этом же году Главного народного училища Тимофей Михайлович Воскресенский, Иван Борисович Лафинов, Василий Яковлевич Прутковский и Иван Андреевич Набережнин. В предисловии к первому номеру журнала говорилось, что он издается с целью «доставить учителям свойственное званию их упражнение». Активно участвовали в издании журнала ссыльный поэт П.П. Сумароков, губернский прокурор И.И. Бахтин, учителя народного училища Т.М. Воскресенский, И.Б. Лафинов, Н.А. Набережнин, воспитанник народного училища И.Л. Трунин и др. Как отмечает Ю.М. Лотман, в группе «тобольских поэтов» объединяющими условиями служат «принадлежность к одному, в достаточной мере расплывчатому культурному «гнезду», и деятельность в журнале «Иртыш…».

Принявший от отца права владельца типографии Дмитрий Корнильев издает «Исторический журнал, или Собрание из разных книг любопытных известий, увеселительных повестей и анекдотов». Первая часть «Исторического журнала…», вышедшего сразу же после прекращения «Иртыша…», в январе 1792 года, открывалась обращением к А.В. Алябьеву, в котором издатель и редактор сообщал, что он «за долг себе поставил выбрать из разных исторических и географических книг краткие, любопытство заслуживающие известия, как-то: о Сибири, Камчатке, Америке, Азиатских народах; о произрастании удивительных в Китае дерев; о разных родах зверей, рыб, птиц; о знатнейших городах, островах, берегах и о коммерции оных с приобщеним увеселительных повестей и анекдотов».

Журнал задумывался как краеведческий. Об этом свидетельствуют помещенные в первой части небольшие статьи: «О Сибири», «О казачестве Сибири», «О бурятах и телеутах», «Известие о старинных татарских князьях в Сибири и о введении Кучумом в Сибири махометанской веры», «Описание прежде бывшей крепости Сибири» и т.д. Внимание Корнильева привлекли и соседние с Сибирью земли и страны. После статьи он помещал занимательный («увеселительный») рассказ. В журнале было и немало переводов из солидных европейских журналов и книг. Д. Корнильев сообщал, что им собран материал для нескольких частей (выпусков) журнала, однако вышли только два его номера. Издание прекратилось.

В 1793-1794 гг. П.П. Сумароков самостоятельно выпускал журнал «Ученая, Економическая, Нравоучительная, Историческая и Увеселительная Библиотека в пользу и удовольствие обоего пола и всякого звания читателей». Издательский энтузиазм Сумарокова поддерживала мысль о приобщении «непросвещенного» сибирского читателя к «свету» европейской и отечественной культуры.

Культурно-исторические традиции, сложившиеся в Тобольске в XVII-XVIII веках нашли продолжение и получили свое развитие в следующем столетии. В XIX в. в Тобольске появляются деятельные личности и творческие объединения (общественные, религиозные, научные, художественные), способствующие формированию самосознания провинциального жителя и приобщению его к европейской духовной культуре. Немаловажную роль в становлении регионального самосознания сыграли «Тобольские губернские ведомости», которые стали выходит в 1857 г. благодаря усилиям властей и местных авторов, сплотившихся вокруг редакции первой печатной сибирской газеты. В творчестве областников во второй половине XIX в. развиваются идеи регионального патриотизма

Культурная преемственность обнаруживается в творчестве знаменитых просветителей Тобольска. Воспитаннику Тобольской духовной семинарии, вышедшему впоследствии из духовного звания и посвятившему себя делу просвещения Сибири и изучению истории тобольской земли, П.А. Словцову принадлежит исторический труд - «Историческое обозрение Сибири», краеведческие работы «Прогулки вокруг Тобольска», «Письма из Сибири» и другие. Этот интерес к истории родной земли ему удалось передать и П.П. Ершову, в беседе с которым он как-то сказал: «Ни одного дня в своей жизни не бросил я в жертву праздности. Не выгоды, а бескорыстное чувство долга и любви к родине побуждало к тому».

Общаясь с П.А. Словцовым, П.П. Ершов заинтересовался его описанием местности Сузгун, связанной с легендой о царице Сузге. Он разыскал татарскую рукопись с легендой, перевел ее на русский язык и сделал из нее поэму М.С. Знаменский сделал ряд иллюстраций к ней, опубликованных в альбоме (1881), посвященном 300-летию присоединения Сибири к России. В него вошли следующие акварели: «Сузге упрашивает Кучума построить царский терем на высоком холме», «Гора Сузгун», «Атаман Гроза возле умирающей Сузге». Много работ М.С. Знаменского посвящено истории Тобольска, например, «Знамя Ермака», «Искер» и другие.


2.2 Живописные и театральные традиции в Тобольске как признак «культурного гнезда»


С середины XVIII в. местная иконописная школа выступает уже как самостоятельное направление. По своим художественным достоинствам сибирские иконы уступали иконописным школам других регионов России, традиции которых были более глубокими и устойчивыми, но при этом имели свои неповторимые традиции и особенности, выражавшиеся в специальных приемах наложения красочного слоя. Мастера XVIII в., как правило, имели основное ремесло, а иконописью занимались побочно, что можно объяснить нерегулярностью заказов. Обычно они заключали договоры с подрядчиками на роспись вновь выстроенных храмов. Тобольские живописцы были признаны лучшими в Зауралье, им удалось захватить рынок сбыта икон и лучшие подряды, а потому брали плату вдвое большую против положенной. Им же поручалось освидетельствование иных живописцев. Мастерство тобольских живописцев высоко ценилось, и их приглашали в самые отдаленные уголки для росписи храмов, написания икон.

Живопись в Сибири, представленная первоначально исключительно иконописными работами, преимущественно привозившимися из центральных регионов России, постепенно обрела своих мастеров, что затем переросло в создание местной школы. Представители этой школы не имели четко выраженных сословных границ, ими являлись и мещане, и ремесленники, и крестьяне. Нередко занятие живописью становилось наследственной специальностью. Но если к началу века это были лишь отдельные мастера, то к концу столетия меж ними возникает конкурентная борьба, которую выигрывают тобольские живописцы в силу более профессионального подхода. В тот же период происходит «обмирщение» русской живописной школы и разделение ее на церковную и светскую. Все жанры живописного искусства становятся неотъемлемой частью культурной жизни Сибири и входят в повседневный быт.

Появление в Сибири первого церковного театра относится к началу XVIII века. Театральные представления в Тобольске начались почти одновременно с открытием духовной школы, во всяком случае не позднее 1705 г. В качестве актеров выступали преподаватели и ученики тобольской архиерейской школы, а ставились духовно-назидательные пьесы. Сцена устраивалась на площади вблизи архиерейского дома. При этом церковники стремились привлечь в качестве зрителей возможно большее число народа.

Первое официальное театральное представление давалось учениками Тобольской архиерейской школы по сценам из священного писания по прямому распоряжению Филофея Лещинского. У губернаторов М.П. Гагарина, Д.И. Чичерина, А.В. Алябьева имелись свои домашние оркестры.

Первым профессиональным театром в Сибири можно считать тобольский театр, где уже в 80-е годы XVIII столетия ставилась драма «Ермак» местного автора И.А. Флоровского. А.Н Радищев во время своего пребывания в Тобольске (1790-1791 гг.) в путевых заметках упомянул, что слушал в тобольском театре комическую оперу «Мельник-колдун, обманщик и сват». Представления давались в специально построенном для театра здании. Велика заслуга в развитии театрального дела тобольского наместника А.В. Алябьева, который не только собрал актерскую труппу, пригласил из Перми режиссера Виганта, поставил его на оклад, но и сам выписывал новые пьесы и ноты из других городов. На тобольской сцене ставились Мольер, и Гольдони, «Волшебная флейта» Моцарта, и Княжнин, и Фонвизин, и Аблесимов.

Наличие в Тобольске в конце XVIII столетия профессионального театра со столь разнообразным репертуаром - явление незаурядное. Активность театральной жизни в удаленном от культурных российских центров городе стала возможна, прежде всего, благодаря инициативе местных правителей и достаточно высокому культурному уровню общественности, подготовлена всем ходом его развития. Зарождение театральных традиций есть один из важнейших показателей культурного развития общества в конце XVIII столетия.


2.3 Своеобразие архитектурного облика Тобольска: формирование культурных стилей (конец XVIII в. - середина XIX в.)


После отмены указа 1714 г. Петра I (от 1714 г.) о повсеместном запрещении каменного строительства каменное строительство в Тобольске началось с закладки в 1735 г. Благовещенской церкви. В 1740-1780 гг. в городе возводят более десяти каменных церквей, в конце века за довольно короткий срок возводится соборная колокольня. Внутри Кремля строится Покровская церковь, здание консистории, трехэтажный архиерейский дом. Готовясь к открытию Тобольского наместничества, возвели трехэтажный наместнический дворец.

Новая эпоха принесла изменения не только в применении иного сырья для строительства, но стал преображаться сам облик города, его планировка. Еще Петром I издается ряд указов по типизации застроек и регулярной городской планировке. С У. Ремезовым выполнено несколько проектов «типовых» обывательских домов - как «каменных палат», так и из бруса. В своем начинании он на несколько лег опередил столичных архитекторов, которые подобные проекты подготовили значительно позже. Но, как выявлено нами, плановая застройка, как в Тобольске, так и во всей Сибири началась лишь со второй половины XVIII в., когда была введена в штат должность губернского архитектора. Указом Сената от 1782 г. им был назначен поручик А. Гучев.

В.Ю. Софронов считает, что похожесть тобольских церквей объясняется тем, что в основе их лежит единое композиционное ядро: храм, трапезная, колокольня. Но декор их различен, и каждому сооружению присущ свой язык и индивидуальность. Региональная специфика тобольского художественного творчества послужила основанием к выделению и изучению стиля «сибирское (тобольское) барокко» (Д.А. Болдырев-Казарин, В.И. Кочедамов, Т. Крючкова, Э.Г. Павлюченкова, Н.М. Полунина, Т.С. Проскурякова). Аналоги и продолжение этого стиля встречаются в облике тюменских, омских и иркутских храмов, что позволяет говорить о формировании нового архитектурного стиля, свойственного и типичного для сибирского региона, основу которого заложили и развили тобольские зодчие. Они по своему трансформировали европейские традиции и дали миру уникальный и неповторимый стиль, характерный именно для Сибири.

В Тобольске, а вслед за ним и в других сибирских городах, происходит качественное изменение в градостроительстве. Это, прежде всего, использование иного долговечного и, что немаловажно, безопасного в пожарном отношении, материала. Вместе с тем понадобились проектировщики и мастера иной формации, которые могли бы не только следовать новым традициям, но и разрабатывать свои собственные, присущие именно для Сибирского региона. Если еще в конце XVII столетия такие мастера выписывались из Москвы, то уже в начале XVIII столетия Тобольск располагал такими специалистами и рассылал их в другие сибирские города, чем в значительной мере повлиял на облик этих городов. К тому же периоду относится начало плановой и регулярной застройки, типизация проектов, введение должности губернского архитектора, ведающего вопросами строительства. При этом гражданское и культовое строительство шло параллельным путем, но последнее во многом опережало строительство гражданских объектов, что можно объяснить сильными позициями церкви в Сибири. В результате Тобольск в XVIII веке получил не только новые культурные традиции в строительстве, распространив свою архитектурную школу по всей Западной и частично Восточной Сибири, но и сам город приобрел неповторимый облик, сохранившийся до нашего времени.


Заключение


Региональное своеобразие тобольской культуры заключается не только в уникальном синтезе черт и форм различного происхождения, межкультурном взаимодействии как основном условии формирования культуры города, но, прежде всего, в общих целях и интересах людей, составивших основу полиэтничной сибирской цивилизации Нового времени и сформировавших в пределах историко-культурной зоны Тобольска новую социокультурную общность в ее региональном (сибиряк) и локальном (тоболяк) самоопределении в культурно-исторических координатах места и времени.

Тобольск как центр первых сибирских начинаний в организации учебных заведений (духовных и светских), создании библиотек, типографии, театра, изданий общесибирского значения (журнал «Иртыш, превращающийся в Иппокрену» и др.).

Культура города, трактуемая как ценность, норма, культурная традиция, неразрывно связана с национальным типом культуры, национальным менталитетом. Тобольский текст русской культуры (и это пыталась показать настоящая работа) достаточно содержателен, чтобы через историю города сформировать целостное представление о культуре сибирского региона и истории культуры Отечества в целом. Поэтому необходимо включить региональный компонент государственного образовательного стандарта в систему школьного и вузовского обучения и обеспечить его учебно-методическую и программную базу. Изучение истории культуры Тобольска и Сибири, не эпизодичное, но соотнесенное с общей образовательной целью, должно стать обязательным предметом в каждой школе города. Целесообразно при этом построить курс истории культуры города и региона в соответствии с культурологической моделью образовательного процесса.

Тобольск в культурно-историческом аспекте - наивысшее выражение регионального и общенационального потенциала сибирской цивилизации Нового времени, чем в немалой степени обусловлена его историческая перспектива. Роль Тобольска в современной и будущей истории Сибири, России и Евразии будет определяться тем, насколько в городском, региональном и национальном самосознании будет оценена, закреплена и поддержана его базовая культурно-историческая функция - функция духовного и исторического центра Сибири.


Список литературы


1.Бахрушин С.В. Задачи исторического изучения края // 1928. №3.

2.Богданов, В.В. Культурно-исторические очерки отдельных районов, как результат накопления краеведных материалов / Вл. Вл. Богданов // Вопросы краеведения: сб. докл. - Н. Новгород, 1923. - С. 125-132

.Богословский М.М. Областная история России, ее научное обоснование и современные задачи // Вопросы краеведения: Сборник докладов, сделанных на Всероссийской конференции научных обществ по изучению местного края в Москве в декабре 1921 года, созванной Академическим центром. Нижполиграф [Н.-Новгород], 1923.

.Винокурова Н.В. К концепции выставки «Тобольское культурное гнездо» // Словцовские чтения -98: Материалы к научно-практической конференции. /Под ред. В.И. Семеновой. Тюмень, 1998. С. 12-14.

.Дергачева-Скоп Е.И., Алексеев В.Н. Концепт «культурное гнездо» и региональные аспекты изучения духовной культуры Сибири // Культурное наследие Азиатской России. Матер. I Сибиро-Уральского исторического конгресса (25-27 ноября 1997 г. г. Тобольск). Тобольск, 1997.

.Дмитриева Л.В. Город Тобольск в истории культуры России: диссертация… кандидата культурол. наук: 24.00.01. - Санкт-Петербург, 2001. - 244 с.: ил. РГБ ОД, 61 02-24/8-2

.Дмитриев-Мамонов А.И. Начало печати в Сибири. СПб.: т-во худож. печати, 1900. 72 с.

.Ищенко О.В. Развитие общего и профессионального образования в Западной Сибири во второй половине XIX - начале XX века // Вестник ТГПУ. 2011. №13. С. 22-28.

.Копылов А.Н. Культура русского населения Сибири в XVII-XVIII вв. Новосибирск, 1968.

.Культура, литература и религия изучаемого региона: Рабочая программа дисциплины для студентов очной и заочной форм обучения. Тюмень: ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП», 2012. 40 с.

.Литягина А.В. Воздействие просвещения на образ жизни населения в западно-сибирских городах во второй половине XIX-начале XX в. // Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. №335. С. 73-79.

.Лотман Ю.М. Поэзия 1790-1810-х годов // Поэты 1790-1810-х годов. Л.: Сов. писатель, 1971. С. 5-67.

.Мешков Ю.А. Литература Тюменского края. Курс лекций по литературному краеведению. С. 41.

.Нечаева Л.В. Православные духовные школы Западной Сибири в XVIII веке (К 300-летию духовной школы в Сибири) // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2005. №1

.Пиксанов Н.К. Два века русской литературы. М., 1923.

.Сакулин П.Н. Синтетическое построение литературы. М., 1925.

.Соболева Л.С. Литература Урала: история и современность: Сборник статей. - Екатеринбург: УрО РАН; Объединенный музей писателей Урала; Изд-во АМБ, 2006.

.Софронов В.Ю. Тобольск культурный центр Западной Сибири в XVIII в.: Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Омск, 1999. 34 с. Диссертации по гуманитарным наукам - #"justify">.Софронов В.Ю. Тобольский хронограф. - Омск: Омское книжное издательство, 1993. - 320 с.

.Софронов В.Ю. Три века сибирского миссионерства. - Тобольск, 2006

.Хуторова Л.М. К вопросу о типологии «культурных гнезд» // Вестник Казанского государственного энергетического университета. - 2009. - №2 (2). 5 с.